Главное меню
Криминальный детектив
Фотогалерея
Марио Пьюзо
(Mario Puzo)
(1920—1999)

145

Я ни разу не попадал в неприятности. Отсюда следует, что среди нас есть информатор.

        Это напугало Кросса. Изменники в Семье Клерикуцио были редкостью, их всегда безжалостно истребляли.

        – Я доложу лично дону. А как насчет тебя? Не хочешь ли провести отпуск в Бразилии, пока мы не выясним, что к чему?

        Лиа почти не ел, налегая на бренди и гаванские сигары, предложенные Кроссом.

        – Я не нервничаю, пока не нервничаю. Я просто хотел получить твое позволение защититься от этого человека.

        – Лиа, ты не можешь так поступать, – встревожился Кросс. – В этой стране чрезвычайно опасно убивать полицейских. Здесь тебе не Сицилия. Так что мне придется открыть тебе нечто такое, чего тебе знать не следует. Джим Лоузи состоит на содержании Клерикуцио. Получает большие деньги. Думаю, он разнюхивает, чтобы потребовать премию за то, что не трогает тебя.

        – Хорошо, – отозвался Вацци. – Но факт остается фактом. В нашей среде наверняка есть информатор.

        – Об этом я позабочусь, – заверил Кросс. – Насчет Лоузи не волнуйся.

        Лиа затянулся сигарой.

        – Он опасный человек. Будь осторожен.

        – Буду. Но никаких превентивных ударов с твоей стороны. Лады?

        – Конечно, – Лиа явно расслабился. Потом небрежно заметил: – Что под этим покрывалом?

        – Небольшой подарок очень важному человеку. Не хочешь ли ты провести ночь в отеле?

        – Нет. Я отправляюсь обратно в хижину, а ты можешь мне поведать то, что узнаешь потом, на досуге. Но я бы советовал избавиться от Лоузи прямо сейчас.

        – Я поговорю с доном, – ответил Кросс.

       

        Сенатор Уоррен Уэввен и сопровождающие его трое референтов зарегистрировались в вилле «Занаду» в три часа пополудни. Как обычно, он приехал на лимузине без особых примет и без какоголибо эскорта. В пять он вызвал Кросса в виллу.

        Кросс велел двум охранникам положить завернутый в покрывало сундук на заднее сиденье моторизованной тележки для гольфа. Вел ее один из охранников, а Кросс устроился на пассажирском сиденье, приглядывая за сундуком, покоившимся в багажнике, где обычно находятся клюшки для гольфа и прохладительные напитки. От «Занаду» до отдельно охраняемой территории, занимаемой семью виллами, было не больше пяти минут езды.

        Кросс всегда любил их вид, внушаемое ими ощущение могущества. Каждая из вилл являла собой миниатюрный Версальский дворец с ромбовидным изумрудным бассейном и площадью в центре, с частным казино для обитателей вилл в форме жемчужины.

        Сундук Кросс внес в виллу собственноручно. Один из референтов сенатора проводил его в столовую, где Уэввен наслаждался роскошной вереницей закусок и графинов с ледяным лимонадом. Алкоголь он больше не употреблял.

        Сенатор Уэввен был хорош собой и приветлив, как всегда. Он достиг высот в политических советах нации, стал главой ряда важных комитетов и темной лошадкой во время следующего забега на президентское кресло. Он подскочил навстречу Кроссу, чтобы поприветствовать его.

        Сорвав покрывало с сундука, Кросс поставил его на пол.

        – Небольшой подарок от отеля, сенатор. Желаю вам приятного пребывания.

        Сенатор пожал руку Кросса обеими холеными ладонями.

        – Какой восхитительный подарок! Спасибо вам, Кросс. Итак, не позволите ли вы обменяться с вами парой слов наедине?

        – Разумеется, – Кросс протянул ему ключи от сундука. Уэввен сунул их в карман брюк, после чего обернулся к двоим референтам и сказал: – Пожалуйста, отнесите сундук в мою спальню, и пусть ктонибудь из вас останется при нем. А теперь позвольте мне побыть пару минут наедине с моим другом Кроссом.

        Референты удалились, и сенатор начал выхаживать по комнате из угла в угол.

        – Естественно, у меня есть хорошие новости, – нахмурился он, – но есть и плохие.

        – Так всегда и бывает, – кивнув, дружелюбно заметил Кросс. Ему пришло в голову, что за пять «лимонов» хорошие новости должны быть чертовски лучше плохих.

        – В томто и вся правда, – хмыкнул Уэввен. – Хорошие новости первыми. Причем очень хорошие. Последние несколько лет я прежде всего уделял внимание проведению закона, делающего азартные игры легальными на всей территории Соединенных Штатов. И даже постановление, легализующее спортивный тотализатор. Помоему, я наконецто завоевал голоса сената и палаты. Деньги, находящиеся в сундуке, дадут ход ряду ключевых голосов. Пять, не так ли?

        – Пять, – подтвердил Кросс. – И эти деньги потрачены на дело. Ну, а в чем состоят плохие новости?

        – Вашим друзьям они придутся не по вкусу, – горестно тряхнул головой сенатор. – Особенно Джорджио, не отличающемуся особым терпением. Но он грандиозный парень, воистину грандиозный.

        – Он мой любимый кузен, – сухо отозвался Кросс. Из всех Клерикуцио Джорджио нравился ему меньше всех; совершенно очевидно, сенатор разделяет его чувства.

        И тут Уэввен бросил свою бомбу.

        – Президент сказал мне, что наложит на билль вето.

        Кросс уже заранее ликовал по поводу окончательного успеха генерального плана дона Клерикуцио

 

Интересные материалы о писателе


Иерархия, насилие, жестокость и доброта (по книге Марио Пьюзо "Крёстный отец") Художественная литература - это прежде всего отражение жизни. И как в жизни, любое художественное произведение содержит насилие в той или иной форме. "Описаний насилия в литературе, пожалуй, не избежать. Даже в детских книжках на козлика нападают серые волки с весьма плачевными для первого последствиями, Карабас-Барабас мучает кукол, а похождения Колобка кончаются трагической гибел...

Давным-давно дон Корлеоне усвоил истину, что общество то и дело готово оскорбить тебя, и надо мириться с этим, уповая на то, что в свой час настанет пора посчитаться с каждым, пусть даже самым могущественным из обидчиков. Дон владел миллионами, но много ли найдется миллионеров, способных пойти на неудобства для себя, чтобы помочь другому?...

Вито Андолини было двенадцать лет, когда убили его отца, не поладившего с сицилийской мафией. Поскольку мафия охотится и за сыном, Вито отсылают в Америку. Там он меняет фамилию на Корлеоне — по названию деревни, откуда он родом. Юный Вито поступает работать в бакалейную лавку Аббандандо. В восемнадцать лет он женится, и на третий год брака у него появляется сын Сантино, которого все ласково называют Сонни, а затем и другой — Фредерико, Фредди....
Детектив
Современная проза
Поиск по книгам:


Голосование
Голосуем за наиболее понравившееся произведение Марио Пьюзо

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск