Главное меню
Криминальный детектив
Фотогалерея
Марио Пьюзо
(Mario Puzo)
(1920—1999)

146

– постройки легальной империи, основанной на узаконенных азартных играх. Теперь же он пришел в замешательство. Черт побери, что это Уэввен такое городит?

        – И у нас не хватает голосов, чтобы преодолеть его вето, – сообщил Уэввен.

        Только ради того, чтобы выиграть время и взять себя в руки, Кросс проговорил:

        – Значит, пять «лимонов» предназначены для президента?

        – О, нетнет! – ужаснулся сенатор. – Мы даже не из одной партии. Кроме того, президент будет очень богатым человеком, когда вернется к частной жизни. Любой совет директоров любой большой компании с удовольствием его примет. Ему не нужны жалкие деньжонки. – Уэввен подарил Кроссу удовлетворенную улыбку. – Когда ты президент Соединенных Штатов, дела обстоят совершенно иначе.

        – Значит, мы не тронемся с места, если президент не отойдет в мир иной, – прокомментировал Кросс.

        – Вот именно. Должен сказать, президент очень популярен, хотя мы и принадлежим к разным партиям. Его наверняка переизберут. Мы должны проявлять терпение.

        – Значит, нам надо ждать пять лет, а затем надеяться, что мы сумеем получить президента, который не наложит вето?

        – Не совсем так, – сенатор заколебался. – Должен быть с вами откровенен. За пять лет расклад сил в Конгрессе может измениться; может получиться так, что у меня не будет тех голосов, которые есть сейчас. – Он снова помолчал. – Тут задействовано много факторов.

        Теперь Кросс пришел в полнейшее замешательство. Черт возьми, что Уэввен имеет в виду? И тут сенатор подал ему намек.

        – Конечно, если с президентом чтонибудь случится, вицепрезидент подпишет билль. Так что, как ни зловеще это звучит, у вас имеется надежда, что у президента будет инфаркт, или его самолет рухнет, или его хватит удар. Всякое может случиться. Все мы смертны. – Сенатор лучезарно улыбнулся, и Кроссу вдруг все стало ясно.

        Он ощутил прилив гнева. Этот ублюдок передает ему послание для Клерикуцио: сенатор свое дело сделал, теперь нужно убить президента Соединенных Штатов, и билль пройдет. Но при этом Уэввен был так изворотлив и хитер, что никоим образом не подставлялся под удар. Кросс не сомневался, что дон не пойдет на это, а если и пойдет, то Кросс навеки отречется от Семьи.

        – Дело выглядит совершенно безнадежным, но кто знает? – продолжал Уэввен с добродушной улыбкой. – Быть может, вмешается рок, а с вицепрезидентом нас связывает очень тесная дружба, хотя мы и принадлежим к разным партиям. Мне наверняка известно, что он одобрит мой билль. Ну что ж, подождем и посмотрим.

        Кросс едва осмеливался поверить собственным ушам. Сенатор Уэввен всегда был олицетворением всех добродетелей всеамериканского политика, хотя, надо признать, питал слабость к женщинам и невинному гольфу. Его лицо полно достоинства, а голос – благородства. Он один из самых располагающих к себе людей на свете. И тем не менее он подбивает Семью Клерикуцио совершить покушение на собственного президента. «Вот это работа», – подумал Кросс.

        Теперь сенатор приступил к еде.

        – Я проведу здесь только одну ночь. Надеюсь, у вас найдутся девушки в кордебалете, которые захотят разделить обед со старикашкой вроде меня.

        Вернувшись в пентхауз, Кросс позвонил Джорджио, чтобы сообщить, что прибудет в Квог назавтра. Джорджио сказал, что водитель Семьи встретит его в аэропорту. Вопросов он не задавал. Клерикуцио никогда не обсуждали дела по телефону.

       

        Прибыв в особняк в Квоге, Кросс с удивлением обнаружил, что там собрался полный кворум. В лишенном окон покое находился не только дон, но еще и Пиппи, и трое сыновей дона – Джорджио, Винсент и Пити, – и даже Данте в небесноголубой ренессансной шапочке.

        Стола в покое не накрывали, обед состоится позже. Как обычно, дон заставил всех взглянуть на фотографии Сильвио и крестин Кросса и Данте, стоящие на каминной полке.

        – Какой счастливый день, – как всегда, произнес дон. Все уселись в кресла и на диваны, Джорджио раздал напитки, а дон закурил свою черную витую итальянскую сигарку.

        Кросс дал детальный отчет о том, как передал пять миллионов сенатору Уэввену, а затем слово в слово изложил свой разговор с ним.

        Последовало долгое молчание. В интерпретации Кросса никто из присутствующих не нуждался. Винсент и Пити весьма озабоченно нахмурились. Теперь, когда Винсент стал владельцем сети ресторанов, он уже не пылал желанием идти на риск. Пити, хотя и остался главой солдат анклава, прежде всего заботился о своей грандиозной строительной компании. На нынешнем жизненном этапе столь ужасная миссия их отнюдь не радовала.

        – Этот окаянный сенатор выжил из ума, – вымолвил Винсент.

        – А ты уверен, что именно это послание сенатор хотел нам передать? – осведомился дон у Кросса. – Что мы на самом деле должны совершить покушение на главу нашей державы, одного из его сотоварищей по правительству?

        – Сенатор же сказал, что они из разных партий, – сухо заметил Джорджио.

        – Сенатор ни за что не станет выставлять себя в невыгодном

 

Интересные материалы о писателе


Иерархия, насилие, жестокость и доброта (по книге Марио Пьюзо "Крёстный отец") Художественная литература - это прежде всего отражение жизни. И как в жизни, любое художественное произведение содержит насилие в той или иной форме. "Описаний насилия в литературе, пожалуй, не избежать. Даже в детских книжках на козлика нападают серые волки с весьма плачевными для первого последствиями, Карабас-Барабас мучает кукол, а похождения Колобка кончаются трагической гибел...

Давным-давно дон Корлеоне усвоил истину, что общество то и дело готово оскорбить тебя, и надо мириться с этим, уповая на то, что в свой час настанет пора посчитаться с каждым, пусть даже самым могущественным из обидчиков. Дон владел миллионами, но много ли найдется миллионеров, способных пойти на неудобства для себя, чтобы помочь другому?...

Вито Андолини было двенадцать лет, когда убили его отца, не поладившего с сицилийской мафией. Поскольку мафия охотится и за сыном, Вито отсылают в Америку. Там он меняет фамилию на Корлеоне — по названию деревни, откуда он родом. Юный Вито поступает работать в бакалейную лавку Аббандандо. В восемнадцать лет он женится, и на третий год брака у него появляется сын Сантино, которого все ласково называют Сонни, а затем и другой — Фредерико, Фредди....
Детектив
Современная проза
Поиск по книгам:


Голосование
Голосуем за наиболее понравившееся произведение Марио Пьюзо

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск