Главное меню
Криминальный детектив
Фотогалерея
Марио Пьюзо
(Mario Puzo)
(1920—1999)

147

свете, – ответил Кросс дону. – Он всего лишь изложил факты. Помоему, он полагает, что мы будем действовать на их основании.

        Тут подал голос Данте, пришедший в неописуемый восторг от этой идеи, от ожидаемой славы, от предвкушения наживы.

        – Мы можем загрести весь азартный бизнес, и притом совершенно легально. Дело того стоит. Это величайшая награда.

        – А что думаешь ты, мой верный Молот? – ласково осведомился дон, обернувшись к Пиппи.

        – Это невозможно осуществить, – с нескрываемым гневом бросил Пиппи, – и не следует этого осуществлять.

        – Кузен Пиппи, если это тебе не по зубам, то я справлюсь, – с издевкой встрял Данте.

        – Ты мясник, а не стратег, – презрительно поглядел на него Пиппи. – Да тебе не запланировать подобную операцию и за миллион лет. Риск чересчур велик. Подымется чересчур большой хай. А выполнить этот план неизмеримо трудно. Тебе нипочем не ускользнуть.

        – Дедушка, – высокомерно заявил Данте, – дай эту работу мне. Она будет выполнена.

        – Я ничуть не сомневаюсь в этом, – с уважением ответил дон внуку. – И награда чрезвычайно велика. Но Пиппи прав. Последствия чересчур опасны для нашей Семьи. Человеку свойственно ошибаться, но не следует совершать фатальные ошибки. Даже если мы успешно выполним план и достигнем цели, сие деяние ляжет на нас пятном на веки вечные. Это непомерно большое преступление. Вдобавок это не тот случай, когда наше существование находится под угрозой. Это просто средство осуществления замыслов. Замыслов, для воплощения каковых довольно одного лишь терпения. Мы же тем временем находимся в замечательном положении. Джорджио, ты прочно расположился на Уоллстрит, Винсент, у тебя есть твои рестораны, Пити, у тебя – строительная компания. Кросс, у тебя есть твой отель, а ты, Пиппи, сможешь уйти от дел, провести остаток дней в мире и покое. Ты же, Данте, внук мой, должен проявлять терпение, когданибудь в твои руки перейдет империя азарта, она станет твоим наследием. И когда сие случится, над твоей головой не будет тяготеть ни малейшей тени ужасающего деяния. Так что… пусть себе сенатор отправляется на дно морское.

        Все присутствующие явно расслабились, напряжение рассеялось. Всех, кроме Данте, это решение обрадовало. И все поддержали пожелание дона сенатору, чтобы тот утоп, раз осмелился поставить их перед этой опасной дилеммой.

        Возмутился один только Данте.

        – У тебя кишка не тонка, раз ты обозвал меня мясником, – бросил он Пиппи, – ты кто такой, дерьмовая Флоренс Найтингейл?14

        Винсент и Пити рассмеялись. Дон неодобрительно покачал головой.

        – Еще одно, – изрек дон Клерикуцио. – Думаю, пока что мы должны поддерживать с сенатором все связи. Я не в претензии за то, что он обошелся нам в лишних пять миллионов, но считаю оскорбительной его мысль, что мы можем убить президента нашей страны ради успеха в бизнесе. К тому же какой еще жар он рассчитывает загрести нашими руками? Какая ему личная выгода от вышеозначенного акта? Он жаждет манипулировать нами. Кросс, когда он придет в твой отель, подкопи его векселя. Постарайся, чтобы он провел время на славу, он слишком опасный человек, чтобы враждовать с ним.

        Итак, все решено. Поколебавшись, Кросс всетаки поднял вопрос о еще одной щепетильной проблеме. И рассказал о случае с Лиа Вацци и Джимом Лоузи.

        – Возможно, в Семью затесался информатор, – подытожил он.

        – Это была твоя операция, твоя и проблема, – холодно отозвался Данте.

        Но дон решительно тряхнул головой.

        – Информатор не может быть только его проблемой. Детектив мог пронюхать чтото случайно и теперь хочет получить премию за прекращение дознания. Джорджио, позаботься об этом.

        – Еще пятьдесят штук, – кислым тоном промолвил Джорджио. – Кросс, это твоя сделка. Ты должен заплатить их из денег отеля.

        Дон прикурил потухшую сигару.

        – Ну, пока мы все здесь, нет ли у нас каких других проблем? Винсент, как поживает твой ресторанный бизнес?

        Гранитные черты Винсента смягчились.

        – Открываю еще три заведения. Одно в Филли15, одно в Денвере и еще одно в НьюЙорке. Высшего класса. Папа, поверишь ли, я беру по шестнадцать долларов за тарелку спагетти! Когда я готовлю их дома, то оцениваю их стоимость в половину «зеленого» за тарелку. Как бы я ни старался, не могу выйти за эту цену. Даже включив в нее стоимость чеснока. А тефтели, – у меня единственные итальянские рестораны высшего класса, подающие тефтели – уж и не знаю почему, но я получаю за них по восемь долларов. Притом за небольшие. Мне они обходятся в двадцать центов.

        Он продолжал бы и, дальше, но дон прервал его, повернувшись к Джорджио.

        – Джорджио, а как дела на твоей Уоллстрит?

        – То вверх, то вниз, – осторожно отозвался Джорджио, – но комиссионные, которые мы получаем за перепродажу, если достаточно попотеем, ничуть не хуже тех, которые получают уличные перекупщики. Притом мы не рискуем напороться на побои или угодить за решетку. Нам бы следовало выбросить из головы все

 

Интересные материалы о писателе


Иерархия, насилие, жестокость и доброта (по книге Марио Пьюзо "Крёстный отец") Художественная литература - это прежде всего отражение жизни. И как в жизни, любое художественное произведение содержит насилие в той или иной форме. "Описаний насилия в литературе, пожалуй, не избежать. Даже в детских книжках на козлика нападают серые волки с весьма плачевными для первого последствиями, Карабас-Барабас мучает кукол, а похождения Колобка кончаются трагической гибел...

Давным-давно дон Корлеоне усвоил истину, что общество то и дело готово оскорбить тебя, и надо мириться с этим, уповая на то, что в свой час настанет пора посчитаться с каждым, пусть даже самым могущественным из обидчиков. Дон владел миллионами, но много ли найдется миллионеров, способных пойти на неудобства для себя, чтобы помочь другому?...

Вито Андолини было двенадцать лет, когда убили его отца, не поладившего с сицилийской мафией. Поскольку мафия охотится и за сыном, Вито отсылают в Америку. Там он меняет фамилию на Корлеоне — по названию деревни, откуда он родом. Юный Вито поступает работать в бакалейную лавку Аббандандо. В восемнадцать лет он женится, и на третий год брака у него появляется сын Сантино, которого все ласково называют Сонни, а затем и другой — Фредерико, Фредди....
Детектив
Современная проза
Поиск по книгам:


Голосование
Голосуем за наиболее понравившееся произведение Марио Пьюзо

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск