Главное меню
Криминальный детектив
Фотогалерея
Марио Пьюзо
(Mario Puzo)
(1920—1999)

154

        Осталось только разрешить проблему, как пробраться в кабинет Кеннета среди ночи и как разобраться в рукоятках управления… Для разведки он пришел на прием к Кеннету. Пока тот разглядывал его рентгенограммы, Эрнест сообщил, что в новом романе героем будет дантист, и попросил показать, как надо манипулировать вентилями аппарата «веселящего газа».

        Будучи прирожденным педагогом, Кеннет показал работу аппарата, подключенного к баллонам с закисью азота и кислородом, подчеркнув безопасные пропорции и прочитав подробнейшую лекцию на эту тему.

        – Но не опасно ли это? – осведомился Эрнест. – Что, если ты будешь под хмельком и напортачишь? Ты можешь прикончить меня.

        – Нет, тут предусмотрена автоматическая регулировка, не позволяющая снизить уровень кислорода ниже тридцати процентов, – пояснил Кеннет.

        Немного поколебавшись, Эрнест напустил на себя смущенный вид.

        – Знаешь, мне очень понравилась та вечеринка много лет назад. Теперь я завел красивую подружку, которая малость смущается. Мне нужна небольшая помощь… Не дашь ли ты мне ключ от кабинета, чтобы я смог привести ее сюда какнибудь ночью? Закись азота послужит для нее необходимым толчком.

        Кеннет внимательно разглядывал рентгенограммы.

        – Твой рот в потрясающем виде. Я воистину великий стоматолог.

        – Так как насчет ключа? – напомнил Эрнест.

        – И вправду красивая девушка? Скажи мне, когда именно, и я приду, чтобы поманипулировать аппаратом.

        – Нетнет, – возразил Эрнест, – она понастоящему правильная девушка, она не согласится даже на газ, если ты будешь здесь. – Он выдержал паузу. – Она понастоящему старомодна.

        – Хватит пороть вздор. – Кеннет поглядел Эрнесту прямо в глаза. – Минуточку, – и вышел из лечебного кабинета.

        Вернувшись, он держал в руке ключ.

        – Отнеси это в мастерскую, чтобы сделали дубликат. Постарайся, чтобы тебя узнали. Затем возвращайся и верни мне ключ.

        – Я вовсе не имел в виду прямо сейчас, – удивился Эрнест.

        Убрав рентгенограммы, Кеннет обернулся к Эрнесту. Чуть ли не впервые за долгие годы знакомства жизнерадостность покинула его лицо.

        – Когда легавые тебя найдут, – проговорил Кеннет, – покойным в моем кресле, я не хочу, чтобы на меня пала хоть малейшая тень. Я не хочу ставить под удар свой профессиональный статус, равно как и напарываться на то, чтобы пациенты разбежались от меня. Фараоны найдут дубликат и проследят его путь до мастерской. Они разгадают трюкачество с твоей стороны. Как я подозреваю, ты оставишь записку?

        Эрнест был изумлен и пристыжен. Он вовсе не собирался причинить вред Кеннету. Кеннет глядел на него с усмешкой и упреком во взоре не без примеси печали. Взяв у него ключ, Эрнест в редком наплыве чувств горячо обнял Кеннета.

        – Значит, ты понимаешь. Я делаю это совершенно в здравом рассудке.

        – Еще бы мне не понять. Я часто подумывал об этом и сам, на случай, если состарюсь или дела пойдут скверно. – Радостно улыбнувшись, он заявил: – Смерть – не конкуренция.

        Оба рассмеялись.

        – Ты и в самом деле знаешь почему? – спросил Эрнест.

        – Об этом в Голливуде известно всем и каждому. Скиппи Дир был на вечеринке, и ктото спросил его, в самом ли деле он собирается снимать картину. Он сказал: «Я не оставлю старания, пока пекло не заледенеет или пока Эрнест Вейл не наложит на себя руки».

        – И ты не думаешь, что я чокнутый? – не унимался Эрнест. – Сделать это ради денег, которые я не смогу потратить…

        – Почему бы и нет? Это куда умнее, чем кончать с собой изза любви. Но механизм не настолько прост. Тебе придется отключить вот этот стенной шланг, подающий кислород, что отключит регулятор, и ты сможешь ввести в смесь более семидесяти процентов. Проделай это ночью в пятницу, когда уборщицы удалятся, чтобы тебя не обнаружили до понедельника. Всегда есть шанс, что тебя откачают. Конечно, если ты воспользуешься чистой закисью азота, ты отправишься на тот свет за тридцать минут. – Он снова улыбнулся не без грусти. – И все мои труды над твоими зубами пойдут прахом. Какая жалость.

       

        Два дня спустя, в субботу утром, Эрнест проснулся очень рано в своем номере отеля «БеверлиХиллз». Солнце толькотолько встало. Приняв душ, он побрился и надел футболку и удобные джинсы. Поверх футболки – бежевый полотняный пиджак. По комнате были разбросаны одежда и газеты, но наводить в ней порядок не имело смысла.

        Приемная Кеннета находилась в получасе ходьбы, и Эрнест вышел из отеля с чувством невыразимой свободы. Никто не разгуливает по ЛосАнджелесу пешком. Он был голоден, но боялся съесть хотя бы чтонибудь, потому что это могло бы вызвать у него рвоту в опьянении закисью азота.

        Кабинет находился на пятнадцатом этаже шестнадцатиэтажного здания. В фойе Вейлу встретился одинединственный гражданский охранник, а в лифте и вовсе никого. Повернув ключ в замке кабинета стоматологии, Эрнест вошел, запер за собой дверь и сунул ключ в карман пиджака. В комнатах царил призрачный покой, в окошке

 

Интересные материалы о писателе


Иерархия, насилие, жестокость и доброта (по книге Марио Пьюзо "Крёстный отец") Художественная литература - это прежде всего отражение жизни. И как в жизни, любое художественное произведение содержит насилие в той или иной форме. "Описаний насилия в литературе, пожалуй, не избежать. Даже в детских книжках на козлика нападают серые волки с весьма плачевными для первого последствиями, Карабас-Барабас мучает кукол, а похождения Колобка кончаются трагической гибел...

Давным-давно дон Корлеоне усвоил истину, что общество то и дело готово оскорбить тебя, и надо мириться с этим, уповая на то, что в свой час настанет пора посчитаться с каждым, пусть даже самым могущественным из обидчиков. Дон владел миллионами, но много ли найдется миллионеров, способных пойти на неудобства для себя, чтобы помочь другому?...

Вито Андолини было двенадцать лет, когда убили его отца, не поладившего с сицилийской мафией. Поскольку мафия охотится и за сыном, Вито отсылают в Америку. Там он меняет фамилию на Корлеоне — по названию деревни, откуда он родом. Юный Вито поступает работать в бакалейную лавку Аббандандо. В восемнадцать лет он женится, и на третий год брака у него появляется сын Сантино, которого все ласково называют Сонни, а затем и другой — Фредерико, Фредди....
Детектив
Современная проза
Поиск по книгам:


Голосование
Голосуем за наиболее понравившееся произведение Марио Пьюзо

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск