Главное меню
Криминальный детектив
Фотогалерея
Марио Пьюзо
(Mario Puzo)
(1920—1999)

156

студию, надувшую его в очередной раз, что Эрнест уже не мог наслаждаться ничем. Ненавидел рассвет нового дня; по ночам очень рано принимал снотворное и старался спать как можно дольше… Надо же, подвергнуться унижению со стороны подобных людей – людей, которых он всегда презирал. Теперь он не в состоянии даже читать, хотя раньше это удовольствие никогда не подводило его. И, конечно, больше не может писать. Элегантная проза, столь часто превозносившаяся до небес, стала фальшивой, дутой, претенциозной. Он больше не упивался процессом творчества.

        Уже довольно давно он каждое утро пробуждался, страшась надвигающегося дня, чувствуя себя настолько разбитым, что не находил сил даже для бритья и душа. Да вдобавок он разорился. Заработал миллионы и пустил их прахом, растратив на азартные игры, женщин и алкоголь. Или просто отдал. Деньги никогда не играли для него важной роли – до сей поры.

        А последние два месяца он не мог отослать детям и женам алименты. В отличие от большинства мужчин, отсылая эти чеки, Эрнест радовался. За пять лет он не опубликовал ни одной новой книги, а его характер стал менее приятным даже для него самого. Он всегда сетовал на судьбу. Он был как больной зуб в челюсти общества. И этот образ угнетал его. Что за скверный, мелодраматический эпитет для писателя его таланта! Эрнеста захлестнула волна меланхолии, совершенно лишив воли.

        Вскочив из шезлонга, он прошел в лечебный кабинет. Кеннет рассказал, что надо делать. Эрнест вытащил шланг с двумя муфтами – одна для кислорода, другая для закиси азота. Потом подключил только одну. Закись азота. Сел в зубоврачебное кресло, протянул руку и повернул вентиль. В этот миг ему пришло в голову, что должен же быть какойто способ получить хотя бы десять процентов кислорода в смеси, чтобы смерть была не так уж неотвратима. Но тут же взял маску и наложил ее на лицо.

        Чистая закись азота хлынула в его организм, и Эрнест пережил момент экстаза, смывший все боли и радости. Ударившая в мозг струя закиси азота вышибла его из черепа. Уже стоя на пороге небытия, Эрнест пережил последний момент чистейшего удовольствия и в этот миг поверил, что Бог и рай существуют.

       

        Молли Фландерс налетела на Бобби Бентса и Скиппи Дира, как коршун; будь Элай Маррион еще жив, она вела бы себя более осмотрительно.

        – У вас вотвот выйдет новое продолжение сериала по книге Эрнеста. Мое постановление не допустит этого. Теперь права принадлежат наследникам Эрнеста. Разумеется, не исключено, что вам удастся добиться отмены постановления и выпустить фильм, но тогда я подам иск. Если я выиграю, эта картина будет принадлежать Эрнесту, а вместе с ней и почти вся прибыль от нее. И уж наверняка мы сможем помешать вам выпустить новые серии, использующие героев этой книги. Что ж, мы можем обойтись и без этого, и без многолетней тяжбы. Вы платите пять миллионов задатка и десять процентов валового дохода с каждой картины. А еще я хочу правдивый и заверенный отчет о доходах от продажи видеокассет.

        Дир ужаснулся, Бентс впал в ярость. Эрнест Вейл, писатель, получит просто чудовищный процент, столько не получает никто, кроме Суперзвезд, а это дьявольски возмутительно.

        Бентс тут же вызвал Мело Стюарта и главного юрисконсульта студии. Не прошло и получаса, как оба прибыли в конференцзал «ЛоддСтоун». Мело требовался на этой встрече потому, что поставлял актеров для сериалов и зарабатывал комиссионные на Капитальной Звезде, режиссере и переписчике Бенни Слае. В этой ситуации ему потребуется уступить часть процентов.

        – Мы изучили ситуацию, – сказал главный юрисконсульт, – когда мистер Вейл начал угрожать студии впервые.

        – Вы называете самоубийство угрозой студии?! – гневно перебила Молли Фландерс.

        – И шантажом, – вкрадчиво поведал главный юрисконсульт. – Теперь мы полностью рассмотрели правовую сторону данной ситуации, являющейся весьма хитроумной, но даже сейчас я рекомендую студии оспорить ваши требования в суде, ибо шансы выиграть дело весьма велики. В данном конкретном случае права не переходят к наследникам.

        – А какие у вас гарантии? – спросила Молли у юрисконсульта. – Вы гарантируете девяностопятипроцентную уверенность?

        – Нет. В юриспруденции не может быть такой определенности.

        Ответ привел Молли в восторг. Выиграв это дело, она получит такой гонорар, что сможет уйти на покой. Встав, она бросила:

        – Видала я вас всех в гробу, встретимся в суде.

        Окаменевшие от ужаса Бентс и Дир не могли даже слова молвить. Бентс всем сердцем желал, чтобы Элай Маррион был все еще жив.

        Ситуацию спас Мело Стюарт, подскочивший и задержавший Молли, с дружеской мольбой обняв ее за плечи.

        – Нуну, что ты, мы всего лишь торгуемся. Веди себя цивилизованно. – И повел Молли обратно к ее стулу, заметив, что глаза у нее блестят от слез. – Мы можем прийти к соглашению, я готов уступить коекакие проценты со своей стороны.

        – Ты хочешь пойти на риск лишиться всего? – негромко поинтересовалась

 

Интересные материалы о писателе


Иерархия, насилие, жестокость и доброта (по книге Марио Пьюзо "Крёстный отец") Художественная литература - это прежде всего отражение жизни. И как в жизни, любое художественное произведение содержит насилие в той или иной форме. "Описаний насилия в литературе, пожалуй, не избежать. Даже в детских книжках на козлика нападают серые волки с весьма плачевными для первого последствиями, Карабас-Барабас мучает кукол, а похождения Колобка кончаются трагической гибел...

Давным-давно дон Корлеоне усвоил истину, что общество то и дело готово оскорбить тебя, и надо мириться с этим, уповая на то, что в свой час настанет пора посчитаться с каждым, пусть даже самым могущественным из обидчиков. Дон владел миллионами, но много ли найдется миллионеров, способных пойти на неудобства для себя, чтобы помочь другому?...

Вито Андолини было двенадцать лет, когда убили его отца, не поладившего с сицилийской мафией. Поскольку мафия охотится и за сыном, Вито отсылают в Америку. Там он меняет фамилию на Корлеоне — по названию деревни, откуда он родом. Юный Вито поступает работать в бакалейную лавку Аббандандо. В восемнадцать лет он женится, и на третий год брака у него появляется сын Сантино, которого все ласково называют Сонни, а затем и другой — Фредерико, Фредди....
Детектив
Современная проза
Поиск по книгам:


Голосование
Голосуем за наиболее понравившееся произведение Марио Пьюзо

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск