Главное меню
Криминальный детектив
Фотогалерея
Марио Пьюзо
(Mario Puzo)
(1920—1999)

164

ее плоть. Он забыл обо всякой осторожности, о всех резонах, даже не следил за ее лицом, чтобы выяснить, не притворяется ли она, вправду ли она его любит. Казалось, прошла целая вечность, прежде чем они уснули в объятиях друг у друга. Проснувшись, они все еще обнимали друг друга при свете луны, казавшемся ярче солнечного.

        – А тебе вправду нравится Бетани? – поцеловав Кросса, спросила Афина.

        – Да. Она – часть тебя.

        – Как ты думаешь, она может поправиться? Ты думаешь, я сумею помочь ей поправиться?

        В этот момент Кроссу показалось, что он готов отдать жизнь, чтобы помочь девочке. Ощутил стремление принести себя в жертву ради женщины, которую любит; чувство, изведанное многими мужчинами, но до сей поры казавшееся Кроссу совершенно чуждым.

        – Мы оба можем попытаться ей помочь, – промолвил он.

        – Нет, – возразила Афина, – я должна сделать это сама.

        Они снова погрузились в сон, а когда телефон зазвонил вновь, воздух был напоен туманом зарождающегося рассвета. Афина сняла трубку, послушала и сказала Кроссу:

        – Это охранник у ворот. Говорит, четверо мужчин в машине хотят въехать и повидаться с тобой.

        В душе Кросса всколыхнулся страх. Взяв трубку, он велел охраннику:

        – Дайте одного из них к телефону.

        И услышал голос Винсента:

        – Кросс, со мной Пити. У нас очень скверные новости.

        – Ладно, дайте охранника, – попросил Кросс, затем распорядился: – Пропустите их.

        Он напрочь позабыл о звонке Джорджио. «Вот что творит с нами любовь, – с презрением подумал он. – Я не проживу и года, если буду продолжать в том же духе».

        Быстро натянув одежду, он сбежал вниз по лестнице. Машина как раз подъезжала к дому, и солнце, толькотолько выглянувшее, озарило землю первыми робкими лучами.

        Винсент и Пити выбрались с заднего сиденья длинного лимузина. Кросс видел водителя и еще одного мужчину впереди. Пити и Винсент зашагали по длинной садовой дорожке к двери, и Кросс открыл им.

        Внезапно позади него появилась Афина, одетая в слаксы и пуловер, под которыми больше ничего не было. Пити и Винсент воззрились на нее. Еще ни разу Афина не выглядела более прекрасной. Она проводила всех в кухню и принялась готовить кофе. Кросс представил пришедших как своих кузенов.

        – Как вы сюда добрались? – поинтересовался Кросс. – Вчера ночью вы были в НьюЙорке.

        – Джорджио арендовал нам самолет, – сообщил Пити.

        Занимаясь приготовлением кофе, Афина разглядывала пришедших. Ни один из них не выказывал ни тени эмоций. Они выглядели братьями – оба крупные мужчины, но Винсент сероватобледный, как гранит, а более худощавое лицо Пити покрыто бронзовым загаром – то ли обветрено, то ли от выпивки.

        – Так каковы же скверные новости? – спросил Кросс, ожидая услышать, что умер дон, что РозМари рехнулась окончательно или Данте совершил нечто ужасное, поставившее под удар всю Семью.

        – Нам надо поговорить с тобой наедине, – как всегда лаконично, произнес Винсент.

        Афина налила им кофе.

        – Я сказала тебе все свои скверные новости, – заявила она Кроссу. – И должна услышать твои.

        – Я просто уезжаю вместе с ними, – отозвался Кросс.

        – Не будь так подурацки снисходителен, – отрезала Афина. – Только попробуй уехать!

        Тут Винсент и Пити потеряли невозмутимость. Гранитное лицо Винсента зарделось от смущения, а Пити поглядел на Афину с вопросительной усмешкой, словно ее надо опасаться. Увидев это, Кросс рассмеялся и проговорил:

        – Ладно, выкладывайте.

        – Это связано с твоим отцом, – попытался смягчить удар Пити.

        – Какойто разнузданный черномазый грабитель застрелил Пиппи, – грубо вклинился Винсент. – Он мертв. Ниггер тоже. Фараон по фамилии Лоузи пристрелил того при попытке к бегству. Ты нужен в ЛосАнджелесе для опознания тела и заполнения документов. Старик хочет, чтобы его похоронили в Квоге.

        У Кросса перехватило дыхание. Он на мгновение затрепетал, будто листок на какомто темном ветру, потом ощутил, как Афина сжала его запястье обеими руками.

        – Когда? – спросил Кросс.

        – Вчера вечером около восьми, – ответил Пити. – Джорджио звонил тебе.

        «Пока я тут занимался любовью, – подумал Кросс, – мой отец лежал в морге». Он ощутил сверхъестественное презрение к себе за мгновение слабости, ошеломительный стыд.

        – Мне надо ехать, – промолвил он Афине. Поглядев на его потрясенное лицо, она поняла, что еще ни разу не видела его таким. И проронила:

        – Искренне сожалею. Позвони мне.

        Усаживаясь на заднее сиденье лимузина, Кросс выслушал выражения соболезнования от находящихся в машине мужчин. Он узнал в них солдат из анклава в Бронксе. Когда машина выезжала из ворот Колонии Малибу на Тихоокеанское прибрежное шоссе, Кросс обратил внимание на ее неповоротливость. Машина, в которой они ехали, оказалась бронеавтомобилем.

       

        Пять дней спустя в Квоге состоялись похороны Пиппи Де Лены. В имении дона имелось собственное частное кладбище, а в особняке – семейная часовня. Пиппи похоронили

 

Интересные материалы о писателе


Иерархия, насилие, жестокость и доброта (по книге Марио Пьюзо "Крёстный отец") Художественная литература - это прежде всего отражение жизни. И как в жизни, любое художественное произведение содержит насилие в той или иной форме. "Описаний насилия в литературе, пожалуй, не избежать. Даже в детских книжках на козлика нападают серые волки с весьма плачевными для первого последствиями, Карабас-Барабас мучает кукол, а похождения Колобка кончаются трагической гибел...

Давным-давно дон Корлеоне усвоил истину, что общество то и дело готово оскорбить тебя, и надо мириться с этим, уповая на то, что в свой час настанет пора посчитаться с каждым, пусть даже самым могущественным из обидчиков. Дон владел миллионами, но много ли найдется миллионеров, способных пойти на неудобства для себя, чтобы помочь другому?...

Вито Андолини было двенадцать лет, когда убили его отца, не поладившего с сицилийской мафией. Поскольку мафия охотится и за сыном, Вито отсылают в Америку. Там он меняет фамилию на Корлеоне — по названию деревни, откуда он родом. Юный Вито поступает работать в бакалейную лавку Аббандандо. В восемнадцать лет он женится, и на третий год брака у него появляется сын Сантино, которого все ласково называют Сонни, а затем и другой — Фредерико, Фредди....
Детектив
Современная проза
Поиск по книгам:


Голосование
Голосуем за наиболее понравившееся произведение Марио Пьюзо

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск