Главное меню
Криминальный детектив
Фотогалерея
Марио Пьюзо
(Mario Puzo)
(1920—1999)

167

в картине.

        Томми пристально рассмотрела Кросса, подумав, что он достаточно хорош собой, чтобы сниматься в кино, – разве что не выказывает ни малейшей искорки огня, ни малейшей страсти, на экране он будет выглядеть холодным и мертвым, как мраморная статуя. И утратила интерес к нему.

        – Я как раз ухожу, – сказала она, пожимая ему руку. – Искренне сожалею о вашем отце. Кстати, добро пожаловать на мою съемочную площадку, Клавдия и Афина ручаются за вас, хотя вы и один из продюсеров.

        Тут Кросс заметил присутствие и другой женщины – с темношоколадной кожей, невероятно дерзким выражением лица и потрясающей фигурой, едва прикрытой одеждой. Фалина держалась куда менее официально, чем Томми.

        – Я не знала, что у Клавдии такой миловидный брат – да к тому же и богатый, насколько я слышала. Если вам когданибудь понадобится ктонибудь, чтобы составить компанию за обедом, – позвоните мне, – заявила Фалина.

        – Непременно. – Кросс не удивился приглашению. Многие танцовщицы в «Занаду» держались не менее прямолинейно. Эта девушка игрива по природе, знает свою красоту и не собирается только изза какихто там условностей упускать мужчину, который понравился ей с первого взгляда.

        – Мы просто стараемся дать Фалине чуть побольше работы в фильме, – пояснила Клавдия. – Дита считает, что она талантлива, и я с ней согласна.

        – Ага, теперь я встряхну своей попкой десять раз вместо шести, – ухмыльнулась Кроссу Фалина. – А еще скажу Мессалине: «Все женщины Рима любят тебя и надеются на твою победу». – Мгновение помолчав, она добавила: – Я слышала, вы один из продюсеров. Может, вы сможете заставить их дать мне встряхнуть попкой двадцать раз.

        Кросс ощутил в ней нечто потаенное, такое, что она пыталась скрыть вопреки своей жизнерадостности.

        – Я всего лишь один из денежных мешков. Каждому иной раз приходится встряхнуть своей попкой. – Кросс улыбнулся и с чарующей простотой добавил: – В любом случае желаю вам успеха.

        Подавшись вперед, Фалина поцеловала его в щеку. Кросс ощутил аромат ее духов – насыщенный и эротичный, а затем почувствовал объятия в благодарность за его доброжелательность. А затем Фалина отстранилась.

        – Мне надо сказать коечто вам и Клавдии, но по секрету. Я не хочу попасть в неприятности, особенно теперь.

        Клавдия, сидевшая за своим компьютером, нахмурилась и не ответила. Кросс на шаг отступил от Фалины. Он не любил сюрпризов.

        Фалина заметила их реакцию. Голос ее чуточку задрожал.

        – Я искренне сожалею о вашем отце. Но вам следует это услышать. Марлоу, тот парень, что якобы ограбил его, мой друг детства, мы вместе выросли, и я очень хорошо его знаю. Якобы этот детектив Джим Лоузи застрелил Марлоу, который якобы застрелил вашего отца. Но я знаю, что у Марлоу в жизни не было пистолета. Он боялся огнестрельного оружия до потери пульса. Марлоу по мелочи приторговывал наркотиками и играл на кларнете. И он был просто очаровательным трусишкой. Джим Лоузи и его партнер Фил Шарки время от времени прихватывали его и возили по городу, чтобы он указывал им торговцев. Марлоу так боялся тюрьмы, что был стукачом, и вдруг ни с того ни с сего заделался грабителем и убийцей. Я знаю Марлоу, он и мухи не обидел бы.

        Клавдия не проронила ни слова. Помахав ей, Фалина двинулась к двери, но с порога вернулась.

        – Помните, это наш с вами секрет.

        – Все прошло и забыто, – с самой доброжелательной улыбкой ответил Кросс. – К тому же ваш рассказ ничего не изменит.

        – Я просто хотела сбросить груз с души, – пояснила Фалина. – Марлоу был таким хорошим мальчиком. – И удалилась.

        – И что же ты думаешь? – спросила Клавдия. – Что это значит, черт возьми?

        – От наркоманов всегда можно ждать любых сюрпризов, – пожал плечами Кросс. – Ему нужны были деньги на наркоту, вот он и пошел на гопстоп и прокололся.

        – Пожалуй, – согласилась Клавдия. – А Фалина так мягкосердечна, что поверит чему угодно. Но какая ирония, что наш отец умер подобным образом.

        – Всякому может когданибудь не повезти. – Кросс поглядел на нее с каменным лицом.

        Всю вторую половину дня он провел, наблюдая за съемками. Одна сцена показывала, как безоружный герой обороняется против трех вооруженных мужчин. Кроссу это показалось оскорбительным, просто нелепым. Героя никогда не следует ставить в столь безнадежное положение. Все это доказывает, что он чересчур глуп, чтобы быть героем. Затем он любовался тем, как Афина снимается в любовной сцене и в сцене скандала. Кросс был чуточку разочарован, она будто и не играла, другие актеры затмевали ее своей игрой. Кросс был чересчур неопытен, чтобы понять, что на пленке действия Афины будут выглядеть куда более выразительно, что камера совершит для нее это чудо.

        И он не открыл настоящей Афины. Игра происходила лишь в нескольких коротких промежутках времени с долгими паузами между ними. Происходящее было напрочь лишено напряжения, от которого экран буквально сотрясается. Перед камерой Афина даже казалась

 

Интересные материалы о писателе


Иерархия, насилие, жестокость и доброта (по книге Марио Пьюзо "Крёстный отец") Художественная литература - это прежде всего отражение жизни. И как в жизни, любое художественное произведение содержит насилие в той или иной форме. "Описаний насилия в литературе, пожалуй, не избежать. Даже в детских книжках на козлика нападают серые волки с весьма плачевными для первого последствиями, Карабас-Барабас мучает кукол, а похождения Колобка кончаются трагической гибел...

Давным-давно дон Корлеоне усвоил истину, что общество то и дело готово оскорбить тебя, и надо мириться с этим, уповая на то, что в свой час настанет пора посчитаться с каждым, пусть даже самым могущественным из обидчиков. Дон владел миллионами, но много ли найдется миллионеров, способных пойти на неудобства для себя, чтобы помочь другому?...

Вито Андолини было двенадцать лет, когда убили его отца, не поладившего с сицилийской мафией. Поскольку мафия охотится и за сыном, Вито отсылают в Америку. Там он меняет фамилию на Корлеоне — по названию деревни, откуда он родом. Юный Вито поступает работать в бакалейную лавку Аббандандо. В восемнадцать лет он женится, и на третий год брака у него появляется сын Сантино, которого все ласково называют Сонни, а затем и другой — Фредерико, Фредди....
Детектив
Современная проза
Поиск по книгам:


Голосование
Голосуем за наиболее понравившееся произведение Марио Пьюзо

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск