Главное меню
Криминальный детектив
Фотогалерея
Марио Пьюзо
(Mario Puzo)
(1920—1999)

171

шли втроем, держась за руки. Кросс одновременно и удивился, и ужаснулся собственной сентиментальности.

        Наконец они возвратились в отель. Уложив Бетани в постель, Афина вернулась в гостиную номера, где ее дожидался Кросс. Они присели бок о бок на диван цвета лаванды, держась за руки.

        – Влюбленные в Париже, – улыбнулась Афина. – А ведь мы ни разу не спали вместе на французской кровати.

        – А тебе не страшно оставлять Бетани одну? – поинтересовался Кросс.

        – Нет. Она не будет скучать о нас.

        – Пять лет – срок долгий. И ты хочешь на пять лет отказаться от жизни и своей профессии?

        Встав с дивана, Афина принялась вышагивать из угла в угол.

        – Я упиваюсь возможностью жить, никого из себя не разыгрывая, – с пылом заговорила она. – В детстве я мечтала быть великой героиней, взойти на гильотину вроде МарииАнтуанетты, пылать на костре, подобно Жанне дАрк, быть этакой Марией Кюри, спасающей человечество от какойто страшной болезни. И, конечно, самое нелепое – отречься от всего ради любви к великому человеку. Я мечтала прожить героическую жизнь и не сомневалась, что попаду в рай. Что буду чиста душой и телом. Отвергала мысль о любом деле, которое осквернит меня, особенно ради денег. Была решительно убеждена, что ни под каким видом никогда не причиню вреда другому человеку. Все будут любить меня, и в том числе я сама. Я знала, что умна, все говорили мне, что я прекрасна, и доказала, что не только компетентна, но и талантлива.

        И чем же кончила? Влюбилась в Боза Сканнета. Спала с мужчинами не по любви, а ради карьеры. Дала жизнь человеческому существу, которое никогда не полюбит ни меня, ни коголибо другого. Потом прибегла к хитроумным маневрам, чтобы вытребовать убийство моего мужа. Не так уж двусмысленно вопрошала, кто убьет моего мужа, представляющего для меня такую большую угрозу. – Она пожала Кроссу руку. – И я благодарю тебя за это.

        – Ничего этого ты не делала, – в утешение ей сказал Кросс. – Просто такова твоя участь, как говорят в моей семье. Что же до Сканнета, он был камнем в твоем ботинке, как гласит еще одна наша семейная поговорка, так почему же тебе было не избавиться от него?

        Афина подарила ему короткий поцелуй в губы.

        – А теперь у меня есть свой странствующий рыцарь без страха и упрека. Единственная проблема в том, что ты не ограничиваешься убийством драконов.

        – А если через пять лет ей не станет лучше, как говорил доктор, что тогда? – поинтересовался Кросс.

        – Мне наплевать на то, что говорят. Надежда всегда остается. Я буду с ней до конца жизни.

        – И не будешь скучать по своей работе?

        – Конечно, буду, и тебя мне будет недоставать, – промолвила Афина. – Но, в конце концов, я делаю то, что считаю правильным, а не представляюсь героиней из фильма. – В голосе ее прозвучала улыбка, словно эта мысль ее позабавила, а затем Афина добавила невыразительным тоном: – Я хочу, чтобы она любила меня, вот и все, чего я хочу.

        Поцеловав друг друга на прощанье, они разошлись по отдельным спальням.

        Назавтра утром они отвезли Бетани в клинику. Афине было нелегко проститься с дочерью. Обнимая девочку, она плакала, но Бетани ничуть не прониклась ее чувствами. Оттолкнула мать и приготовилась оттолкнуть Кросса, но он вовсе и не собирался ее обнимать.

        На мгновение Кросса охватил гнев на Афину за то, что она так беспомощна перед дочерью. Наблюдавший за этим доктор сказал Афине:

        – Когда вы вернетесь, вам придется пройти очень серьезную выучку, чтобы иметь дело с этим ребенком.

        – Я постараюсь вернуться как можно быстрее, – сообщила Афина.

        – Вам незачем торопиться, – заверил доктор. – Она живет в мире, где время попросту не существует.

        Во время полета обратно в ЛосАнджелес Кросс и Афина сошлись на том, что он отправится в Вегас и не станет провожать Афину до Малибу. Это был единственный ужасный момент за все путешествие. Добрых полчаса Афина была сломлена своим горем и плакала, не говоря ни слова. Потом успокоилась.

        При расставании она сказала Кроссу:

        – Мне жаль, что мы так и не занялись любовью в Париже.

        Но Кросс понимал, что эти слова – простая любезность. В это самое время одна мысль о близости была для нее отталкивающей. Сейчас Афина, как и ее дочь, спряталась от окружающего мира в свою скорлупу.

        В аэропорту Кросса встречал большой лимузин, за рулем которого сидел солдат из охотничьей хижины. На заднем сиденье был Лиа Вацци. Лиа сразу закрыл стеклянную перегородку, чтобы водитель не слышал разговор.

        – Детектив Лоузи наведывался ко мне снова, – сообщил он. – Следующий визит станет для него последним.

        – Проявляй терпение, – сказал Кросс.

        – Симптомы мне знакомы, уж в этом ты мне поверь. Тут чтото другое. Команда из анклава в Бронксе перебралась в ЛосАнджелес, и я не знаю, по чьему приказу. Я бы сказал, что тебе нужны телохранители.

        – Пока нет, – возразил Кросс. – Ты собрал свою команду из шести человек?

        – Да. Но эти люди не станут действовать

 

Интересные материалы о писателе


Иерархия, насилие, жестокость и доброта (по книге Марио Пьюзо "Крёстный отец") Художественная литература - это прежде всего отражение жизни. И как в жизни, любое художественное произведение содержит насилие в той или иной форме. "Описаний насилия в литературе, пожалуй, не избежать. Даже в детских книжках на козлика нападают серые волки с весьма плачевными для первого последствиями, Карабас-Барабас мучает кукол, а похождения Колобка кончаются трагической гибел...

Давным-давно дон Корлеоне усвоил истину, что общество то и дело готово оскорбить тебя, и надо мириться с этим, уповая на то, что в свой час настанет пора посчитаться с каждым, пусть даже самым могущественным из обидчиков. Дон владел миллионами, но много ли найдется миллионеров, способных пойти на неудобства для себя, чтобы помочь другому?...

Вито Андолини было двенадцать лет, когда убили его отца, не поладившего с сицилийской мафией. Поскольку мафия охотится и за сыном, Вито отсылают в Америку. Там он меняет фамилию на Корлеоне — по названию деревни, откуда он родом. Юный Вито поступает работать в бакалейную лавку Аббандандо. В восемнадцать лет он женится, и на третий год брака у него появляется сын Сантино, которого все ласково называют Сонни, а затем и другой — Фредерико, Фредди....
Детектив
Современная проза
Поиск по книгам:


Голосование
Голосуем за наиболее понравившееся произведение Марио Пьюзо

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск