Главное меню
Криминальный детектив
Фотогалерея
Марио Пьюзо
(Mario Puzo)
(1920—1999)

176

ты хотел добиться от РозМари, я скажу тебе сам. Ты подозреваешь, что со смертью твоего отца чтото неладно. Ты заблуждаешься. Я провел дознание, и все обстоит именно так, как рассказано. Пиппи не повезло. Он был осмотрительнейшим человеком своей профессии, но столь нелепые случайности всетаки происходят. Позволь мне вернуть твоей душе покой. Твой отец был моим племянником и Клерикуцио, да еще одним из моих дражайших друзей.

        – Расскажите мне о Войне с Сантадио, – попросил Кросс.

       

       

Книга VII Война с Сантадио

       

Глава 18

       

        – Опасно вести себя рассудительно с глупыми людьми, – сказал дон Клерикуцио, прихлебывая вино из бокала. Отложил сигарку в сторону. – Надо проявлять неусыпную бдительность. Это долгий рассказ, и все происходило не так, как кажется. Прошло почти тридцать лет… – Поманив троих своих сыновей, он добавил: – Если я забуду чтото важное, подскажите мне.

        Все трое улыбнулись при мысли, что он способен забыть чтото важное.

        Свет в покое представлял собой золотистое зарево, подкрашенное сигарным дымом. И даже аромат пищи был настолько пряным, что казалось, виден буквально воочию.

        – Я пришел к этому убеждению после того, как Сантадио… – дон на минутку смолк, чтобы отхлебнуть вина. – То были времена, когда Сантадио были равны нам по силе. Но Сантадио завели слишком много врагов, они привлекали слишком пристальное внимание властей и не имели понятия о справедливости. Они создавали мир без какихлибо ценностей, а мир без справедливости не может существовать.

        Я выдвигал Сантадио множество предложений, шел на уступки, хотел жить в мире. Но их сила внушала им ощущение могущества, как и водится с людьми, склонными к насилию. Они верили, что могущество – это все. Так и дошло до войны между нами.

        – К чему Кроссу знать об этом? – перебил Джорджио. – Какой прок ему или нам от этого?

        Винсент отвел глаза от Кросса, а Пити уставился прямо на него, чуточку запрокинув голову и оценивающе прищурив глаза. Ни один из трех сыновей не хотел, чтобы дон поведал эту историю.

        – Потому что это наш долг перед Пиппи и Кроччифисио, – сказал дон. И обратился прямо к Кроссу: – Делай из этого рассказа какие угодно выводы, но я и мои сыновья невинны в преступлении, в котором ты нас подозреваешь. Пиппи был для меня сыном. А ты для меня почти что внук. У нас у всех в жилах течет кровь Клерикуцио.

        – Никому из нас добра от этого не будет, – снова вклинился Джорджио.

        Дон Клерикуцио нетерпеливо отмахнулся от него и обратился к сыновьям:

        – Правдиво ли то, что я пока сказал?

        Они кивнули, а Пити заметил:

        – Нам следовало искоренить их с самого начала.

        – Мои сыновья были молоды, – пожав плечами, пояснил дон Кроссу, – твой отец был молод, ни одному из них не исполнилось еще и тридцати. Я не хотел терять их жизни в великой войне. А дон Сантадио, помилуй Бог его душу, имел шесть сыновей, но считал их скорее солдатами, нежели своими сыновьями. Джимми Сантадио был старшим и работал с нашим старым другом Гронвельтом, помилуй Бог и его. Тогда половина отеля принадлежала Сантадио. Джимми был лучшим в их команде, единственным, кто видел, что мир – наиболее подходящее решение для всех нас. Но старик и остальные его сыновья жаждали крови.

        Затевать кровавую войну было не в моих интересах. Мне нужно было время, чтобы прибегнуть к доводам рассудка, чтобы убедить их в разумности своих предложений. Я бы уступил им все наркотики, а они отдали бы мне весь игровой бизнес. Я хотел их половину «Занаду», а в обмен они бы контролировали все наркотики в Америке – грязное дело, требующее насилия и твердой руки. Весьма разумное предложение. Наркотики сулили куда больше денег, и в этом деле не требовалась далеко идущая стратегия. Грязный бизнес с массой оперативной работы. Все это было на руку сильным Сантадио. Я хотел, чтобы Клерикуцио контролировали все азартные игры – это не так рискованно, как наркотики, не так прибыльно, но при разумном руководстве было бы куда более на руку нашей Семье. Я всегда ставил конечной целью стать членом законопослушного общества, а игровой бизнес мог обернуться легальной золотой жилой без ежедневного риска и грязной работы. Касательно этого время подтвердило мою правоту.

        К несчастью, Сантадио хотели заполучить все. Все. Если вдуматься, племянник, это было очень опасное время для всех нас. К тому моменту ФБР знало о существовании Семей и о нашем сотрудничестве. Правительство, опираясь на свои ресурсы и технику, повалило множество Семей. Стена omerta дала трещину.

        Молодые люди, рожденные в Америке, сотрудничали с властями ради спасения собственной шкуры. К счастью, я учредил анклав в Бронксе и привозил новых людей с Сицилии, чтобы они служила мне солдатами.

        Единственное, чего я никогда не мог понять, это как женщины могут причинить столько бед. Моей дочери РозМари тогда было восемнадцать лет. Как же она подпала под чары Джимми Сантадио? Она говорила, что они – будто Ромео и Джульетта.

 

Интересные материалы о писателе


Иерархия, насилие, жестокость и доброта (по книге Марио Пьюзо "Крёстный отец") Художественная литература - это прежде всего отражение жизни. И как в жизни, любое художественное произведение содержит насилие в той или иной форме. "Описаний насилия в литературе, пожалуй, не избежать. Даже в детских книжках на козлика нападают серые волки с весьма плачевными для первого последствиями, Карабас-Барабас мучает кукол, а похождения Колобка кончаются трагической гибел...

Давным-давно дон Корлеоне усвоил истину, что общество то и дело готово оскорбить тебя, и надо мириться с этим, уповая на то, что в свой час настанет пора посчитаться с каждым, пусть даже самым могущественным из обидчиков. Дон владел миллионами, но много ли найдется миллионеров, способных пойти на неудобства для себя, чтобы помочь другому?...

Вито Андолини было двенадцать лет, когда убили его отца, не поладившего с сицилийской мафией. Поскольку мафия охотится и за сыном, Вито отсылают в Америку. Там он меняет фамилию на Корлеоне — по названию деревни, откуда он родом. Юный Вито поступает работать в бакалейную лавку Аббандандо. В восемнадцать лет он женится, и на третий год брака у него появляется сын Сантино, которого все ласково называют Сонни, а затем и другой — Фредерико, Фредди....
Детектив
Современная проза
Поиск по книгам:


Голосование
Голосуем за наиболее понравившееся произведение Марио Пьюзо

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск