Главное меню
Криминальный детектив
Фотогалерея
Марио Пьюзо
(Mario Puzo)
(1920—1999)

177

Кто такие Ромео и Джульетта? Господи Боже, что это были за люди? Определенно не итальянцы. Когда мне было рассказано об этом, я пересмотрел свое мнение. Я вновь повел переговоры с Семьей Сантадио, я пошел на уступки, чтобы обе Семьи могли существовать бок о бок. Они же по своей глупости сочли это признаком слабости. С чего и началась вся эта трагедия, затянувшаяся на долгиедолгие годы.

        Тут дон резко оборвал свой рассказ. Джорджио налил себе бокал вина, взял ломоть хлеба и кусок молочного сыра. Затем остановился позади дона.

        – Почему сегодня? – осведомился Джорджио.

        – Потому что мой замечательный племянник тревожится изза того, как умер его отец, и мы обязаны разогнать всяческие подозрения, каковые он может к нам питать, – пояснил дон.

        – Я не питаю к вам подозрений, дон Доменико, – возразил Кросс.

        – Все подозревают всех и вся, – откликнулся дон. – Такова человеческая натура. Но позвольте мне продолжить. РозМари была молода и понятия не имела о мирских делах. Ее сердце было разбито, когда началось противостояние обеих Семей. Она толком не представляла, почему это происходит. И решила свести всех вместе, веря, что любовь способна победить все, как впоследствии уведомила она меня. Она тогда была очень влюблена. И была светом моей жизни. Моя жена умерла молодой, а я больше не женился, потому что мысль делить РозМари с чужой женщиной была невыносима для меня. Я ни в чем ей не отказывал и возлагал огромные надежды на ее будущее. Но вынести женитьбу с Сантадио было выше моих сил. Я запретил это. Тогда я тоже был молод. Я думал, что мои дети будут повиноваться моим приказам. Я хотел, чтобы она пошла в колледж, вышла за когонибудь из другого мира. Джорджио, Винсент и Пити должны были поддерживать меня в этой жизни, я нуждался в их помощи. И я питал надежды, что их дети тоже смогут ускользнуть в лучший свет. В том числе мой самый младший сын Сильвио. – Дон указал на фотографию, стоящую на каминной полке покоя.

        Кросс ни разу не разглядывал эту фотографию пристально и не знал ее истории. Фото изображало молодого человека лет двадцати, очень похожего на РозМари, только более кроткого, с более интеллигентным взглядом серых глаз. Это лицо выдавало настолько добрую душу, что Кросс задумался, не обошлось ли тут без ретуши.

        В воздухе лишенной окон комнаты густым облаком повис сигарный дым. Джорджио закурил огромную гаванскую сигару.

        – Я любил Сильвио даже сильнее, чем РозМари, – продолжал дон Клерикуцио. – Его душа была добрее, чем у большинства людей. Его приняли в университет со стипендией. На него возлагали самые серьезные надежды. Но он был чересчур невинен.

        – Он был лишен инстинкта самосохранения, – вставил Винсент. – Никто другой из нас бы не погиб. Во всяком случае, как он, даже не пытаясь защищаться.

        – РозМари и Джимми Сантадио, – подхватил рассказ Джорджио, – уединились в мотеле «Коммак». И РозМари пришла в голову мысль, что если Джимми и Сильвио потолкуют, то им удастся свести обе Семьи. Она позвонила Сильвио, и он отправился в мотель, не сказав никому ни слова. Они втроем обсудили стратегию. Сильвио всегда звал РозМари «Рой». Последнее, что он сказал: «Все будет в порядке, Рой. Папа ко мне прислушается».

        Но Сильвио так и не поговорил с отцом. К несчастью, двое братьев Сантадио, Фонса и Итало, играли роль телохранителей своего брата Джимми.

        Сантадио со своей неистовой манией преследования заподозрили, что РозМари заманивает их брата Джимми в ловушку. Или, по крайней мере, подбивает его на женитьбу, которая снизит их собственное влияние в их Семье. И РозМари, наделенная неистовой отвагой и решимостью выйти за их брата, представляла для них угрозу. Она не подчинялась даже собственному отцу, великому дону Клерикуцио. Ее ничто не могло остановить.

        Узнав покидавшего мотель Сильвио, они подстерегли его в переулке РобертМозес и застрелили. Забрали у него бумажник и наручные часы, чтобы это выглядело ограблением – типичный для менталитета Сантадио поступок, акт чистейшей агрессии.

        Дона Клерикуцио их уловка не ввела в заблуждение ни на миг. Но затем к нему прибыл Джимми Сантадио – безоружный и без телохранителей. Он потребовал частной аудиенции у дона.

        – Дон Клерикуцио, – сказал он, – я горюю почти так же сильно, как вы. Я отдаю свою жизнь в ваши руки, если вы считаете, что ответственность лежит на Сантадио. Я говорил с отцом, он такого приказа не отдавал. И он уполномочил меня сказать, что пересмотрит все ваши предложения. Он дал мне позволение жениться на вашей дочери.

        Подошедшая РозМари взяла Джимми за руку. Лицо ее было настолько жалобным, что на мгновение сердце дона растаяло. Горе и страх наделили ее трагической красотой. Глаза ее, темные и сверкающие слезами, просто поражали. А на лице запечатлелось ошеломленное, непостижимое выражение.

        Отвернувшись от дона, она поглядела на Джимми Сантадио с такой любовью, что дон Клерикуцио чуть ли не впервые в жизни начал склоняться к

 

Интересные материалы о писателе


Иерархия, насилие, жестокость и доброта (по книге Марио Пьюзо "Крёстный отец") Художественная литература - это прежде всего отражение жизни. И как в жизни, любое художественное произведение содержит насилие в той или иной форме. "Описаний насилия в литературе, пожалуй, не избежать. Даже в детских книжках на козлика нападают серые волки с весьма плачевными для первого последствиями, Карабас-Барабас мучает кукол, а похождения Колобка кончаются трагической гибел...

Давным-давно дон Корлеоне усвоил истину, что общество то и дело готово оскорбить тебя, и надо мириться с этим, уповая на то, что в свой час настанет пора посчитаться с каждым, пусть даже самым могущественным из обидчиков. Дон владел миллионами, но много ли найдется миллионеров, способных пойти на неудобства для себя, чтобы помочь другому?...

Вито Андолини было двенадцать лет, когда убили его отца, не поладившего с сицилийской мафией. Поскольку мафия охотится и за сыном, Вито отсылают в Америку. Там он меняет фамилию на Корлеоне — по названию деревни, откуда он родом. Юный Вито поступает работать в бакалейную лавку Аббандандо. В восемнадцать лет он женится, и на третий год брака у него появляется сын Сантино, которого все ласково называют Сонни, а затем и другой — Фредерико, Фредди....
Детектив
Современная проза
Поиск по книгам:


Голосование
Голосуем за наиболее понравившееся произведение Марио Пьюзо

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск