Главное меню
Криминальный детектив
Фотогалерея
Марио Пьюзо
(Mario Puzo)
(1920—1999)

178

милосердию. Разве можно сделать несчастной такую красивую дочь?

        – Джимми был просто в ужасе от того, что ты можешь подумать, будто его Семья имеет к этому какоето отношение, – промолвила РозМари отцу. – Я знаю, что они тут ни при чем. Джимми твердо обещал мне, что его Семья согласится на наши предложения.

        Дон Клерикуцио уже вынес вердикт, обвиняющий Семью Сантадио в убийстве. Никакие доказательства ему не требовались, но милосердие – дело другое.

        – Я верю и принимаю тебя, – сказал дон, искренне поверивший в невиновность Джимми, хотя разницы это уже не составляло. – РозМари, я благословляю тебя на брак, но не в этом доме, равно как и никто из моей Семьи не будет присутствовать на свадьбе. А ты, Джимми, скажи своему отцу, что после женитьбы мы сядем вместе, чтобы обсудить наши дела.

        – Спасибо, – сказал Джимми Сантадио. – Я все прекрасно понимаю. Свадьба состоится в нашем доме в ПалмСпрингз. Через месяц вся моя Семья будет там, и ваша Семья получит приглашение. Если вы предпочтете не приходить, то быть по сему.

        Дон почувствовал себя оскорбленным.

        – Так быстро после этого? – указал он на гроб.

        И тут РозМари бросилась к дону в объятия. Он ощутил ее ужас.

        – Я беременна, – прошептала она.

        – Аа, – дон улыбнулся Джимми Сантадио.

        – Я назову его в честь Сильвио, он будет точьвточь такой же, как Сильвио, – снова зашептала РозМари.

        Погладив ее по черным волосам, дон поцеловал дочь в щеку.

        – Хорошо. Хорошо. Но я все равно не приду на свадьбу.

        Теперь РозМари снова собралась с духом. Подняла свое лицо к отцу, поцеловала его в щеку и произнесла:

        – Папа, ктонибудь всетаки должен прийти. Ктото же должен подвести меня к алтарю.

        Дон обернулся к стоящему рядом Пиппи.

        – Семью на свадьбе будет представлять Пиппи. Он мой племянник и любит потанцевать. Пиппи, ты подведешь свою кузину к алтарю и будешь ее посаженым отцом, а затем все можете танцевать хоть на дне морском.

        Пиппи склонился, чтобы поцеловать РозМари в щеку.

        – Я приду, – проговорил он с напускной куртуазностью, – а если Джимми не покажется, мы удерем вместе.

        РозМари подняла на него благодарный взгляд и бросилась к нему в объятия.

        Месяц спустя Пиппи Де Лена вылетел из Вегаса в ПалмСпрингз, чтобы принять участие в свадьбе. Этот месяц он провел с доном Клерикуцио в Квоге, совещаясь с Джорджио, Винсентом и Пити.

        Дон дал четкие инструкции, что операцией должен командовать Пиппи, что его инструкции надо выполнять, будто они исходят от самого дона, какие бы приказы тот ни отдал.

        Только Винсент осмелился спросить у дона:

        – А что, если Сантадио не убивали Сильвио?

        – Это неважно, – ответил дон, – но от этого дела смердит их глупостью, каковая в будущем навлечет на нас опасность. Нам всего лишь придется вступить с ними в борьбу в другой раз. Конечно, они виновны. Недобрая воля сама по себе – убийство. Если Сантадио невиновны, тогда мы должны признать, что против нас выступает сам рок. Чему вы предпочтете верить?

        Впервые в жизни Пиппи увидел, что дон будто потерял рассудок от горя. Проводил долгие часы в часовне, расположенной в подвале дома. Ел очень мало, пил больше вина, что было для него весьма необычно. И на несколько дней поставил в своей спальне фото Сильвио в рамке. Однажды в воскресенье попросил священника, проводившего мессу, выслушать его исповедь.

        А в последний день встретился с Пиппи наедине.

        – Пиппи, – сказал дон, – операция очень рискованная. Все может сложиться так, что возникнет вопрос, не следует ли оставить Джимми Сантадио в живых. Ни в коем случае. Но никто не должен знать, что это мой приказ. Этот грех должен лечь на твою голову. Он не должен запятнать ни меня, ни Джорджио, ни Винсента, ни Пити. Ты готов принять эту вину?

        – Да, – ответил Пиппи. – Вы не хотите, чтобы ваша дочь ненавидела и упрекала вас. Или своих братьев.

        – Может возникнуть ситуация, при которой РозМари окажется под угрозой.

        – Да, – подтвердил Пиппи.

        – Сделай все возможное, чтобы защитить моих детей, – вздохнул дон. – Однако окончательное решение остается за тобой. Но я никогда не давал тебе приказа убить Джимми Сантадио.

        – А если РозМари откроет, что…

        Дон поглядел Пиппи Де Лене прямо в глаза.

        – Она мое дитя и сестра Сильвио, она никогда не предаст нас.

       

        В особняке Сантадио в ПалмСпрингз, построенном в испанском стиле, гармонирующем с окружающей пустыней, было сорок комнат всего лишь на трех этажах. От грандиозной россыпи песков особняк отгораживала высокая стена из красного кирпича, защищающая не только дом, но и просторный плавательный бассейн, теннисный корт и аллею для игры в боччи.

        В день свадьбы на газонах перед домом уставили огромную жаровню для мяса, платформу для оркестра и деревянную танцплощадку. Танцплощадку со всех сторон окружали длинные банкетные столы. У громадных бронзовых ворот имения стояли три больших грузовика ресторанного обслуживания.

 

Интересные материалы о писателе


Иерархия, насилие, жестокость и доброта (по книге Марио Пьюзо "Крёстный отец") Художественная литература - это прежде всего отражение жизни. И как в жизни, любое художественное произведение содержит насилие в той или иной форме. "Описаний насилия в литературе, пожалуй, не избежать. Даже в детских книжках на козлика нападают серые волки с весьма плачевными для первого последствиями, Карабас-Барабас мучает кукол, а похождения Колобка кончаются трагической гибел...

Давным-давно дон Корлеоне усвоил истину, что общество то и дело готово оскорбить тебя, и надо мириться с этим, уповая на то, что в свой час настанет пора посчитаться с каждым, пусть даже самым могущественным из обидчиков. Дон владел миллионами, но много ли найдется миллионеров, способных пойти на неудобства для себя, чтобы помочь другому?...

Вито Андолини было двенадцать лет, когда убили его отца, не поладившего с сицилийской мафией. Поскольку мафия охотится и за сыном, Вито отсылают в Америку. Там он меняет фамилию на Корлеоне — по названию деревни, откуда он родом. Юный Вито поступает работать в бакалейную лавку Аббандандо. В восемнадцать лет он женится, и на третий год брака у него появляется сын Сантино, которого все ласково называют Сонни, а затем и другой — Фредерико, Фредди....
Детектив
Современная проза
Поиск по книгам:


Голосование
Голосуем за наиболее понравившееся произведение Марио Пьюзо

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск