Главное меню
Криминальный детектив
Фотогалерея
Марио Пьюзо
(Mario Puzo)
(1920—1999)

187

кухню и к столику на веранде, где стоял пакет молока и бумажная тарелка с недоеденным бутербродом: белый хлеб с сыром и высохшим, пожелтевшим по краям майонезом.

        В кухне обнаружилась коричневая дверь с жалюзи; открыв ее, Лиа увидел неглубокий полуподвал без окон, с деревянной лестницей всего в две ступеньки.

        Спустившись в полуподвал, Лиа заглянул за груду сломанных велосипедов. Распахнул огромные дверцы гардероба. Внутри одиноко висела форма полицейского, на полу стояла пара грубых черных башмаков, а на них покоилась фуражка уличного полицейского с галуном. И все.

        Подойдя к одному из стоящих на полу сундуков, Лиа потянул за крышку. Она оказалась удивительно легкой. Сундук был доверху наполнен аккуратно сложенными серыми одеялами.

        Поднявшись по ступенькам, Лиа постоял на веранде, глядя на океан. Закапывать труп в песок было бы слишком глупо, так что Лиа отбросил эту мысль. Возможно, ктото заехал и забрал Шарки с собой. Но тогда убийца рисковал попасться комунибудь на глаза. Кроме того, убивать Шарки было опасно. Так что, заключил Лиа, если этот человек и мертв, то находится в этом доме. Тотчас же вернулся в подвал и выбросил все суконные одеяла из сундука. И действительно, на дне сперва показалась крупная голова, а затем и поджарое тело. В правом глазу Шарки зияла дыра, окруженная тонкой корочкой подсохшей крови, будто красная монета. Убит он был довольно давно; восковую кожу лица трупа испещрили крохотные черные точечки. Будучи Квалифицированным Специалистом, Лиа с первого же взгляда понял, что это означает. Некто доверенный смог подойти настолько близко, что выстрелил в упор прямо в глаз: эти точечки – крупинки пороха.

        Осторожно свернув одеяла, Лиа положил их обратно поверх трупа, после чего покинул дом. Он не оставил ни единого отпечатка пальцев, но понимал, что волокна с одеял наверняка прилипли к его одежде. Надо радикально уничтожить ее. И обувь тоже. Он велел солдатам отвезти себя в аэропорт и, пока дожидался рейса на Вегас, купил в одном из магазинов в пассаже аэропорта полную смену одежды и новые туфли. Затем приобрел дорожную сумку и сунул старую одежду в нее.

        В Вегасе он остановился в «Занаду», оставив для Кросса записку. Затем тщательнейшим образом вымылся в душе, оделся в новую одежду и сел ждать звонка Кросса.

        Как только Кросс позвонил, Лиа сказал, что должен с ним повидаться. На встречу он взял с собой сумку со старой одеждой и первым делом заявил Кроссу:

        – Ты только что сэкономил пятьдесят штук.

        Поглядев на него, Кросс улыбнулся. Лиа, обычно очень опрятный и консервативный, купил цветастую рубашку, голубые полотняные штаны и светлый пиджак, тоже голубой, и теперь смахивал на низкопробного жиголо из казино.

        Лиа рассказал о Шарки. Попытался испросить прощения за свои действия, но Кросс лишь отмахнулся.

        – Ты со мной в одной упряжке и должен защищать себя. Но что из этого всего следует, черт возьми?

        – Все просто, – пояснил Лиа. – Шарки – единственный, кто связывал Лоузи с Данте. Без него твои утверждения становятся голословными. Данте заставил Лоузи убить своего партнера.

        – Какого черта Шарки оказался настолько глупым?

        – Решил, что может вытрясти из Лоузи деньгу, – пожал плечами Лиа, – а потом получить еще полтинник и от тебя. Деньги, которые ты ему дал, позволили Шарки понять, что Лоузи играет покрупному. В конце концов, двадцать лет он был детективом и догадался, что к чему. У него и в мыслях не было, что старый дружок Лоузи прикончит его. На Данте он не рассчитывал.

        – Они хватили лишку, – заметил Кросс.

        – В данной ситуации непозволительно иметь лишнего игрока, – растолковал Лиа. – Должен признаться, я очень удивлен, что Данте разглядел эту опасность. Видимо, он надавил на Лоузи, на самом деле не горевшего желанием убивать старого напарника. У каждого из нас бывают припадки сентиментальности.

        – Значит, теперь Данте вертит Лоузи как хочет, – подытожил Кросс. – Я считал Лоузи более крепким мужиком.

        – Ты говоришь о двух разных классах животных. Лоузи внушителен, а Данте безумен.

        – Значит, Данте известно, что я знаю о нем.

        – Из чего вытекает, что я должен действовать очень стремительно, – подчеркнул Лиа.

        – Надо дать им «Причастие», – кивнул Кросс. – Они должны исчезнуть.

        – Ты думаешь, что сможешь ввести в заблуждение дона Клерикуцио? – рассмеялся Лиа.

        – Если мы все запланируем, как надо, никто не сможет нас обвинить, – ответил Кросс.

        Следующие три дня Лиа провел с Кроссом за разработкой плана. За это время он собственными руками уничтожил свои старые вещи в мусоросжигателе отеля. Кросс в одиночестве упражнялся в гольфе, проходя восемнадцать лунок, а Лиа сопровождал его в качестве водителя тележки. Лиа никогда не мог понять, почему гольф пользуется во всех Семьях такой популярностью. Ему это казалось лишь странным чудачеством.

        Вечером третьего дня они сидели на балконе пентхауза, наблюдая за толпами, текущими по Стрипу далеко

 

Интересные материалы о писателе


Иерархия, насилие, жестокость и доброта (по книге Марио Пьюзо "Крёстный отец") Художественная литература - это прежде всего отражение жизни. И как в жизни, любое художественное произведение содержит насилие в той или иной форме. "Описаний насилия в литературе, пожалуй, не избежать. Даже в детских книжках на козлика нападают серые волки с весьма плачевными для первого последствиями, Карабас-Барабас мучает кукол, а похождения Колобка кончаются трагической гибел...

Давным-давно дон Корлеоне усвоил истину, что общество то и дело готово оскорбить тебя, и надо мириться с этим, уповая на то, что в свой час настанет пора посчитаться с каждым, пусть даже самым могущественным из обидчиков. Дон владел миллионами, но много ли найдется миллионеров, способных пойти на неудобства для себя, чтобы помочь другому?...

Вито Андолини было двенадцать лет, когда убили его отца, не поладившего с сицилийской мафией. Поскольку мафия охотится и за сыном, Вито отсылают в Америку. Там он меняет фамилию на Корлеоне — по названию деревни, откуда он родом. Юный Вито поступает работать в бакалейную лавку Аббандандо. В восемнадцать лет он женится, и на третий год брака у него появляется сын Сантино, которого все ласково называют Сонни, а затем и другой — Фредерико, Фредди....
Детектив
Современная проза
Поиск по книгам:


Голосование
Голосуем за наиболее понравившееся произведение Марио Пьюзо

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск