Главное меню
Криминальный детектив
Фотогалерея
Марио Пьюзо
(Mario Puzo)
(1920—1999)

190

более выбитым из колеи, чем признался бы даже себе, принял две таблетки снотворного и погрузился в сон.

       

Глава 22

       

        Смерть Стива Столлингса никак не повлияла на просмотр и заключительную вечеринку в Вегасе. По этой части Скиппи Дир был экспертом. И еще – по эмоциональной структуре кинопроизводства. Действительно, Столлингс был звездой, но он уже вышел из разряда Суперзвезд. Правда, он занимался любовью со множеством женщин в телесном смысле и еще с миллионами – в их воображении, но его любовь всегда была всего лишь навсего обоюдной забавой. Даже женщины, занятые в картине, – Афина, Клавдия, Дита Томми и еще три других звезды – горевали куда меньше, чем могли бы вообразить романтики. Все сошлись в том, что Стив Столлингс хотел продолжения шоу, и ничто не расстроило бы его больше, чем отмена заключительной вечеринки и просмотра только изза его смерти.

        В кинопроизводстве с большинством любовников в конце картины прощаются так же вежливо, как в прежние времена прощались на балу с партнерами по танцам.

        Скиппи Дир утверждал, что идея провести заключительную вечеринку в отеле «Занаду» и показать черновой монтаж картины в тот же вечер принадлежит ему. Он знал, что Афина покинет страну в ближайшие дни, и хотел убедиться в том, что ее не придется переснимать ни в каких кадрах. Но на самом деле идею провести заключительную вечеринку и показ фильма в «Занаду» подкинул ему Кросс, даже попросил об этом как об одолжении.

        – Это станет грандиозной рекламой для отеля, – сказал Кросс. – И вот что я сделаю для тебя. Я бесплатно приму всех участников картины и всех, кого ты пригласишь, на одну ночь обеспечу каждому полный пансион – проживание, еду и напитки. Тебе с Бентсом я дам виллу, дам виллу Афине. Обеспечу охрану, чтобы на просмотр чернового монтажа не пробрался ктонибудь нежелательный, например, пресса. Ты ведь уже не первый год вопишь, что хочешь виллу.

        Дир поразмыслил над предложением.

        – Только ради рекламы?

        – А еще ради того, чтобы ты завлек сюда сотню человек, битком набитых наличностью, – ухмыльнулся ему Кросс. – Казино получит изрядную ее долю.

        – Бентс не играет в азартные игры, – заметил Дир. – А я играю. Ты загребешь мои деньги.

        – Я дам тебе пятьдесят штук в кредит. А если проиграешь, мы не станем выжимать из тебя платеж.

        Это убедило Дира.

        – Ладно. Но это должно быть чисто моей идеей, иначе я не смогу продать ее студии.

        – Определенно, – согласился Кросс. – Но, Скиппи, мы с тобой сделали массу дел. Я всегда приходил к шапочному разбору. На этот раз ты уж постарайся выкрутиться. – Он улыбнулся Диру. – Не разочаруй меня хоть теперь.

        Чуть ли не впервые в жизни Дира охватили недобрые предчувствия, он даже и сам не понял почему. Кросс не произносил никаких угроз. Он казался абсолютно искренним и радушным; просто излагал факты, и все.

        – Не волнуйся, – заверил Скиппи Дир. – Мы заканчиваем съемки через три недели. Готовь свои дальнейшие планы.

        Затем Кросс позаботился, чтобы Афина непременно приняла приглашение участвовать в заключительной вечеринке и просмотре чернового монтажа.

        – Мне это в самом деле нужно ради отеля и шанса снова повидаться с тобой, – сказал он ей.

        Афина согласилась. Теперь Кроссу оставалось только расстараться, чтобы Данте и Лоузи непременно пришли на вечеринку.

        Он пригласил Данте в Вегас для разговора о «ЛоддСтоун» и плане Лоузи снять картину, основанную на его собственных приключениях в полицейском департаменте. Уже ни для кого не секрет, что Лоузи с Данте теперь закадычные дружки.

        – Замолви за меня словечко перед Джимом Лоузи, – попросил Кросс. – Я хочу быть сопродюсером этого фильма и готов покрыть половину бюджета.

        Данте это позабавило.

        – Ты и в самом деле серьезно взялся за кинобизнес. Почему?

        – Большие деньги. И телки.

        – У тебя и без того есть большие деньги и телки, – рассмеялся Данте.

        – Классные большие деньги и классные телки, – растолковал Кросс.

        – А почему ты не приглашаешь меня на эту вечеринку? – поинтересовался Данте. – И почему это я ни разу не получал виллу?

        – Замолви за меня словечко перед Лоузи, – заявил Кросс, – и получишь и то, и другое. Привози Лоузи с собой. Плюс, если подыскиваешь подружку, могу свести тебя с Тиффани. Ты видел ее шоу.

        Для Данте Тиффани была предельным воплощением чистой похоти: невероятно крупные груди, гладкое продолговатое лицо с толстыми губами и широким ртом, высокий рост и длинные, изящные ноги. Впервые Данте проявил энтузиазм.

        – Только без дураков. Она вдвое больше меня. Воображаешь? По рукам!

        Все было шито белыми нитками, но Кросс делал ставку на тот факт, что запрет на насильственные действия в Вегасе, распространяющийся на все Семьи, усыпит подозрительность Данте.

        И тут Кросс как бы между прочим добавил:

        – Даже Афина приедет. А онато и есть главная причина, по которой я хочу остаться в кинобизнесе.

       

        Бобби Бентс, Мело Стюарт и Клавдия

 

Интересные материалы о писателе


Иерархия, насилие, жестокость и доброта (по книге Марио Пьюзо "Крёстный отец") Художественная литература - это прежде всего отражение жизни. И как в жизни, любое художественное произведение содержит насилие в той или иной форме. "Описаний насилия в литературе, пожалуй, не избежать. Даже в детских книжках на козлика нападают серые волки с весьма плачевными для первого последствиями, Карабас-Барабас мучает кукол, а похождения Колобка кончаются трагической гибел...

Давным-давно дон Корлеоне усвоил истину, что общество то и дело готово оскорбить тебя, и надо мириться с этим, уповая на то, что в свой час настанет пора посчитаться с каждым, пусть даже самым могущественным из обидчиков. Дон владел миллионами, но много ли найдется миллионеров, способных пойти на неудобства для себя, чтобы помочь другому?...

Вито Андолини было двенадцать лет, когда убили его отца, не поладившего с сицилийской мафией. Поскольку мафия охотится и за сыном, Вито отсылают в Америку. Там он меняет фамилию на Корлеоне — по названию деревни, откуда он родом. Юный Вито поступает работать в бакалейную лавку Аббандандо. В восемнадцать лет он женится, и на третий год брака у него появляется сын Сантино, которого все ласково называют Сонни, а затем и другой — Фредерико, Фредди....
Детектив
Современная проза
Поиск по книгам:


Голосование
Голосуем за наиболее понравившееся произведение Марио Пьюзо

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск