Главное меню
Криминальный детектив
Фотогалерея
Марио Пьюзо
(Mario Puzo)
(1920—1999)

192

проронила Молли. – Я представляла тебя безжалостным мафиози. Я помню о несчастном парнишке, которого я вытащила из петли по обвинению в убийстве с изнасилованием. И что ты упомянул его. И что он был убит позднее и якобы во время какойто наркоразборки.

        – А теперь ты видишь, как заблуждалась, – улыбнулся ей Кросс.

        – Я была очень удивлена, когда ты позволил Бобби Бентсу вырвать у тебя изпод носа твою долю в прибылях с «Мессалины», – холодно поглядела на него Молли.

        – Это все семечки, – отмахнулся Кросс, подумав о доне и Дэвиде Редфеллоу.

        – Послезавтра Афина улетает во Францию, – сообщила Молли. – Довольно надолго. Ты летишь с ней?

        – Нет. У меня слишком много дел здесь.

        – Ладно, увидимся на просмотре и вечеринке. Может быть, черновой монтаж фильма даст тебе представление о том, на какую кучу денег Бентс тебя грабанул.

        – Не имеет значения.

        – Знаешь, Дита вставила кадр в начале чернового монтажа. Посвящение Стиву Столлингсу. Бентс будет просто вне себя.

        – Почему? – поинтересовался Кросс.

        – Потому что Стив перетрахал всех женщин, до которых Бентс не сумел добраться, – растолковала Молли. И добавила: – Какое же все мужики дерьмо.

        После чего удалилась.

        Кросс вышел посидеть на балкон. Улицы Вегаса под ним были запружены толпами людей, втекавших в казино отелей, выстроившихся по обе стороны Стрипа. Вспыхивающие неоновые вывески объявляли их названия: «КесарсПэлас», «Сэндз», «Мираж», «Аладдин», «ДезертИнн», «Стардаст» – пурпурные, красные, зеленые, смешивающиеся в бесконечную радугу, уводящую взгляд к пустыне и высящимся по ту сторону пустыни горам. Даже палящее послеполуденное солнце не могло пригасить это сияние.

        Съемочная группа «Мессалины» начнет прибывать только после трех, и тогда Кросс увидится с Афиной – в последний раз, если чтонибудь пойдет не так. Взяв трубку балконного телефона, Кросс позвонил в виллу, где разместил Лиа Вацци, и велел ему подняться в пентхауз, чтобы еще разок обсудить планы.

        «Мессалину» завершили в полдень, Дита Томми хотела, чтобы в последнем кадре восходящее солнце озарило картину жуткой бойни на поле брани. Афина и Стив Столлингс смотрели сверху. Дита сняла дублера Столлингса, ради маскировки его лицо пряталось в тени. Было уже почти три часа пополудни, когда грузовик с платформой, огромные трейлеры, служившие жилищами персоналу, автокухни, трейлеры гримуборных и автомобили с оружием доисторических времен въехали в Вегас. Приехала и масса другого народу, потому что Кросс устроил по этому случаю прием в добром старом вегасском стиле.

        Он обеспечил полный бесплатный пансион всем трудившимся над «Мессалиной», вплоть до подсобных работников, включавший проживание, еду и напитки. Студия «ЛоддСтоун» включила в список более трехсот имен. Несомненно, это был щедрый поступок, и, несомненно, Кросс выказывал добрую волю. Но эти три сотни человек оставят значительную часть своей зарплаты в кассе казино. Это Кросс усвоил у Гронвельта. «Когда люди чувствуют себя хорошо, когда они хотят отпраздновать, они играют».

        Черновой монтаж фильма «Мессалина» будет прокручен в десять вечера, но без музыки и спецэффектов. После просмотра состоится заключительная вечеринка. Огромный бальный зал «Занаду», в котором проводился прием в честь Большого Тима, разделили на две части. Одну для показа фильма, а вторую, размером побольше, – для буфета и оркестра.

        К четырем часам вечера все уже были в отелях и виллах. Такое событие не мог пропустит никто: все бесплатно, на стыке двух шикарных миров – Голливуда и ЛасВегаса.

        Строжайшая безопасность доводила прессу до умопомешательства. Ей категорически отказали в доступе в виллы и бальный зал. Было невозможно даже сфотографировать участников этого грандиозного события – ни кинозвезд, ни режиссера, ни сенатора с губернатором, ни продюсера, ни главу студии. Корреспонденты не могли пробиться даже на просмотр чернового монтажа. Они ходили вокруг казино, предлагая огромные взятки игрокам и персоналу низкого пошиба в обмен за их пропуска в бальный зал. Некоторым репортерам повезло.

        Четыре члена съемочной группы, пара циничных каскадеров и две женщины из обслуживающего персонала продали свои пропуска репортерам по тысяче долларов за штуку.

       

        Данте Клерикуцио и Джим Лоузи наслаждались роскошью своей виллы.

        – Грабитель мог бы прожить целый год на одном только золоте из ванной, – потряхивая от удивления головой, вслух заметил Лоузи.

        – Нет, не смог бы, – возразил Данте. – Не позже чем через полгода он отправился бы на тот свет.

        Они сидели в гостиной апартаментов Лоузи. В обслуживание они не звонили, потому что огромный кухонный холодильник был битком набит подносами с сандвичами и канапе с черной икрой, бутылками импортного пива и тончайшими винами.

        – Значит, мы устроены, – отметил Лоузи.

        – Угу, – поддержал Данте, – а когда со всем покончим, я попрошу у дедушки отель. Тогда мы будем устроены на всю жизнь.

 

 

Интересные материалы о писателе


Иерархия, насилие, жестокость и доброта (по книге Марио Пьюзо "Крёстный отец") Художественная литература - это прежде всего отражение жизни. И как в жизни, любое художественное произведение содержит насилие в той или иной форме. "Описаний насилия в литературе, пожалуй, не избежать. Даже в детских книжках на козлика нападают серые волки с весьма плачевными для первого последствиями, Карабас-Барабас мучает кукол, а похождения Колобка кончаются трагической гибел...

Давным-давно дон Корлеоне усвоил истину, что общество то и дело готово оскорбить тебя, и надо мириться с этим, уповая на то, что в свой час настанет пора посчитаться с каждым, пусть даже самым могущественным из обидчиков. Дон владел миллионами, но много ли найдется миллионеров, способных пойти на неудобства для себя, чтобы помочь другому?...

Вито Андолини было двенадцать лет, когда убили его отца, не поладившего с сицилийской мафией. Поскольку мафия охотится и за сыном, Вито отсылают в Америку. Там он меняет фамилию на Корлеоне — по названию деревни, откуда он родом. Юный Вито поступает работать в бакалейную лавку Аббандандо. В восемнадцать лет он женится, и на третий год брака у него появляется сын Сантино, которого все ласково называют Сонни, а затем и другой — Фредерико, Фредди....
Детектив
Современная проза
Поиск по книгам:


Голосование
Голосуем за наиболее понравившееся произведение Марио Пьюзо

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск