Главное меню
Криминальный детектив
Фотогалерея
Марио Пьюзо
(Mario Puzo)
(1920—1999)

195

        Дир рассказывал Бентсу о Джиме Лоузи, величайшем герое из фараонов Лосанджелесского департамента полиции – крупном, симпатичном сукином сыне, быть может, даже способном сыграть эту роль лично, поскольку кино повествует о его собственной жизни. Это одна из тех великих «истинных» биографий, под соусом которой можно скормить зрителю самые отчаянные нелепости.

        И Дир, и Бентс знали, что Лоузи, исполняющий роль самого себя, – чистейшая фантазия, изобретенная для того, чтобы провести Лоузи за нос, заставив его продать сюжет задешево, а также чтобы подогреть интерес публики. Скиппи Дир изложил сюжет с большим энтузиазмом. Никто не способен лучше продать несуществующую собственность, чем он. В момент чистого упоения он схватил трубку телефона и, прежде чем Бентс успел запротестовать, пригласил детектива на пятичасовой коктейль. Лоузи спросил, не страшно ли, если он придет не один, и Дир заверил его, что не страшно, – подразумевая, что Лоузи придет с подружкой. Будучи кинопродюсером, Скиппи Дир любил эклектичную смесь разных социальных кругов. Никогда не знаешь, какое при этом может произойти чудо.

       

        Кросс Де Лена и Лиа Вацци находились в пентхаузе «Занаду», подвергая ревизии детали дела, предстоящего им нынче ночью.

        – Все мои люди на местах, – сообщил Лиа. – Я контролирую прилегающую к вилле территорию. Никому из них не известно, что мы с тобой сделаем, они не будут ни в чем участвовать. Однако до меня долетела весточка, что Данте отправил команду из анклава копать твою могилу в пустыне. Сегодня тебе надо проявлять предельную осторожность.

        – Меня больше тревожит то, что будет завтра, – отозвался Кросс. – Когда нам придется иметь дело с доном Клерикуцио. Как ты думаешь, купится он на эту историю?

        – Навряд ли, но это наша единственная надежда.

        – У меня нет выбора, – развел руками Кросс. – Данте убил моего отца и теперь собирается убить меня. – Немного помолчав, он добавил: – Надеюсь, дон был с самого начала не на его стороне. Иначе у нас не останется ни малейшего шанса.

        – Мы можем протрубить отбой и выложить свои беды дону лично, – осторожно предложил Лиа. – Пусть примет решение и действует.

        – Нет, – отрезал Кросс. – Он не может принять решение, направленное против собственного внука.

        – Конечно, ты прав. И все равно, дон чуточку размяк, позволил этим голливудским надуть тебя, а в юности он подобного никогда не позволял. Не изза денег, а изза проявленного к нему неуважения.

        Подлив бренди в бокал Лиа, Кросс поднес огонь к его сигаре, не пожелав распространяться о Дэвиде Редфеллоу. Вместо этого шутливым тоном спросил:

        – Как тебе понравился твой номер?

        – Чушь какая, – пыхнул сигарой Лиа. – Такой красивый. И ради чего? Откуда у людей возникает желание жить подобным образом? Это уж чересчур. Подобное обессиливает. Пробуждает зависть. Неразумно оскорблять бедняков подобным образом. С чего ж тогда им не хотеть прикончить тебя? Мой отец был одним из богатейших людей на Сицилии, но никогда не жил в такой роскоши.

        – Ты не понимаешь Америку, Лиа, – растолковал Кросс. – Всякий бедняк, заглянувший внутрь этой виллы, возликует. Потому что в глубине души он знает, что когданибудь будет жить в точно таком же дворце.

        В этот момент зазвонил приватный телефон в пентхаузе. Кросс снял трубку. Сердце его подскочило: Афина.

        – Мы не можем встретиться перед началом просмотра? – спросила она.

        – Только если ты придешь в мой номер. Я в самом деле не могу его покинуть.

        – Как это порыцарски, – холодно бросила Афина. – Тогда можно встретиться после заключительной вечеринки. Мне придется уехать рано утром, и ты мог бы зайти в мою виллу.

        – Честное слово, не могу.

        – Я утром вылетаю в ЛосАнджелес. Затем, послезавтра, вылетаю во Францию. А мы не сможем встретиться наедине, пока ты не приедешь туда… Если вообще приедешь.

        Кросс поглядел на Лиа, отрицательно тряхнувшего головой и нахмурившегося. И сказал Афине:

        – Ты не могла бы прийти сюда сейчас же? Пожалуйста!

        Ему пришлось прождать долгую минуту, прежде чем она произнесла:

        – Да, дай мне только час времени:

        – Я вышлю за тобой машину с охраной, – сказал Кросс. – Тебя будут ждать у дверей виллы. – Повесив трубку, он повернулся к Лиа: – Надо за ней присматривать. Данте достаточно чокнутый, чтобы решиться на что угодно.

       

        Коктейль в вилле Бентса проходил под знаком красоты.

        Мело Стюарт привел юную актрису с грандиозной сценической репутацией, которую он со Скиппи Диром собирался сделать исполнительницей главной женской роли в истории Джима Лоузи. Она была наделена явно египетской красотой – крупные черты, царственные манеры. С Бентсом была его новая находка, невинная девственница Иоганна, сценическую фамилию ей еще не придумали. Афину, никогда не выглядевшую столь лучезарно, окружали ее подруги: Клавдия, Дита Томми и Моли Фландерс. Афина держалась необычайно тихо, но все равно Иоганна и театральная актриса Лайза Роунгейт

 

Интересные материалы о писателе


Иерархия, насилие, жестокость и доброта (по книге Марио Пьюзо "Крёстный отец") Художественная литература - это прежде всего отражение жизни. И как в жизни, любое художественное произведение содержит насилие в той или иной форме. "Описаний насилия в литературе, пожалуй, не избежать. Даже в детских книжках на козлика нападают серые волки с весьма плачевными для первого последствиями, Карабас-Барабас мучает кукол, а похождения Колобка кончаются трагической гибел...

Давным-давно дон Корлеоне усвоил истину, что общество то и дело готово оскорбить тебя, и надо мириться с этим, уповая на то, что в свой час настанет пора посчитаться с каждым, пусть даже самым могущественным из обидчиков. Дон владел миллионами, но много ли найдется миллионеров, способных пойти на неудобства для себя, чтобы помочь другому?...

Вито Андолини было двенадцать лет, когда убили его отца, не поладившего с сицилийской мафией. Поскольку мафия охотится и за сыном, Вито отсылают в Америку. Там он меняет фамилию на Корлеоне — по названию деревни, откуда он родом. Юный Вито поступает работать в бакалейную лавку Аббандандо. В восемнадцать лет он женится, и на третий год брака у него появляется сын Сантино, которого все ласково называют Сонни, а затем и другой — Фредерико, Фредди....
Детектив
Современная проза
Поиск по книгам:


Голосование
Голосуем за наиболее понравившееся произведение Марио Пьюзо

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск