Главное меню
Криминальный детектив
Фотогалерея
Марио Пьюзо
(Mario Puzo)
(1920—1999)

197

нет такой милой шапочки.

        – А ведь у него масса шапок, – заметил Данте. – Кто бы мог подумать, что ты станешь таким большим винтом в кинобизнесе.

        – А что ты поделываешь? – поинтересовалась Клавдия.

        – Заправляю мясной компанией. Поставляем мясо в отели. – Данте улыбнулся и спросил: – Послушай, ты не могла бы представить меня своей прекрасной звезде?

        Клавдия подвела его к Афине, все еще зажатой в угол Джимом Лоузи, включившим свое обаяние на полную катушку. Увидев ренессансную шапочку Данте, Афина улыбнулась. Данте выглядел обезоруживающе комично.

        – Я убежден, что вашу картину ждет великая судьба, – продолжал Лоузи рассыпаться в любезностях. – Может быть, после заключительной вечеринки вы позволите мне быть вашим телохранителем и сопроводить вас обратно в виллу, после чего мы могли бы вместе выпить, – разыгрывал он роль доброго полицейского.

        Но Афина с блеском отвергла его поползновения.

        – Я бы с радостью, – тепло улыбнулась она. – Но я задержусь на вечеринке всего лишь на полчасика и не хочу, чтобы вы ее прозевали. Мне надо завтра успеть на утренний рейс, а потом я лечу во Францию. У меня просто слишком много дел.

        Данте восхищался ею, видя ее отвращение и страх перед Лоузи. Но при этом она ухитрилась заставить Лоузи подумать, что его ухаживания способны достичь цели.

        – Я могу полететь с вами в ЛосАнджелес, – предложил Лоузи. – В котором часу ваш вылет?

        – Вы очень любезны, – отозвалась Афина, – но это маленький частный чартер, и все места уже заняты.

       

        Наконецто вырвавшись обратно к себе в виллу, Афина позвонила Кроссу и сказала, что сейчас выходит.

        Первое, что бросилось Афине в глаза, – строжайшие меры безопасности. У лифта, ведущего в пентхауз отеля «Занаду», стояла охрана. Лифт открывался специальным ключом. В потолке самого лифта имелись телекамеры, а когда двери открылись, она оказалась в вестибюле, где находилось пять человек. Один встретил ее у дверей лифта, другой сидел за столом с рядом телемониторов, а двое в углу помещения играли в карты. И еще один читал «Спортз иллюстрейтед» на диване.

        Все устремили на нее восхищенные, чуточку изумленные взгляды, воздававшие должное ее редкостной красоте и встречавшиеся Афине множество раз. Но эти взгляды давнымдавно перестали будоражить ее тщеславие. Теперь они лишь заставили острее ощутить надвигающуюся грозу.

        Сидящий за столом охранник нажал кнопку, открывшую дверь в апартаменты Кросса. Едва Афина переступила порог, как дверь за ней закрылась. Афина оказалась в деловой части апартаментов. Вышедший встретить ее Кросс проводил Афину в жилые комнаты. Мимолетно поцеловал в губы и повел в спальню. Ни слова не говоря, оба разделись и обнялись. Кросс испытал безмерное облегчение, сжимая ее в объятиях, глядя в ее лучезарное лицо.

        – Всем делам на свете я предпочел бы просто смотреть на тебя, – вздохнул он.

        В ответ она приласкала его, притянула его голову к себе в поцелуе, а потом увлекла на кровать. Афина чувствовала, что этот человек любит ее совершенно искренне, сделает все, что она прикажет, а в ответ она удовлетворит любые его желания. Впервые за долгоедолгое время она откликалась на ласки партнера не только телом, но и душой. Она любила его понастоящему и понастоящему упивалась близостью с ним. И все же всегда понимала, что он чемто опасен, даже для нее.

        Через час они оделись и вышли на балкон.

        ЛасВегас купался в неоновых огнях, а закатное солнце заливало улицы и вычурные отели потоками золотого света. Сразу за городом начиналась пустыня, а за ней – горы. Они будто оказались на необитаемом острове; зеленые флаги вилл обвисли в полнейшем безветрии.

        – Я увижу тебя на просмотре и вечеринке? – крепко держа Кросса за руку, спросила Афина.

        – Увы, у меня это не выходит, но зато я увижусь с тобой во Франции.

        – Я заметила, что пробиться к тебе ужасно трудно. Запертый лифт и масса охраны.

        – Это всего лишь на пару дней, – пояснил Кросс, – в городе слишком много чужаков.

        – Я познакомилась с твоим кузеном Данте, – сообщила Афина. – Этот детектив вроде бы его приятель. Очаровательная парочка. Лоузи очень беспокоился о моем благополучии и моих делах. Данте тоже предложил свою помощь. Им очень хочется, чтобы я добралась в ЛосАнджелес в целости и сохранности.

        – Доберешься, – пожал ей руку Кросс.

        – Клавдия сказала, что вы с Данте кузены. Почему он ходит в этих курьезных шапочках?

        – Данте отличный парень, – проронил Кросс.

        – Но Клавдия сказала, что вы враждуете с самого детства.

        – Конечно, – добродушно отозвался Кросс, – но от этого он не делается скверной личностью.

        Они погрузились в молчание. Улицы внизу были забиты автомобилями и пешеходами, мигрирующими из отеля в отель, чтобы пообедать и поиграть, мечтая об удовольствии, подстегиваемом риском.

        – Значит, мы видимся с тобой в последний раз, – проронила Афина, пожав Кроссу руку, словно хотела опровергнуть собственные слова.

 

Интересные материалы о писателе


Иерархия, насилие, жестокость и доброта (по книге Марио Пьюзо "Крёстный отец") Художественная литература - это прежде всего отражение жизни. И как в жизни, любое художественное произведение содержит насилие в той или иной форме. "Описаний насилия в литературе, пожалуй, не избежать. Даже в детских книжках на козлика нападают серые волки с весьма плачевными для первого последствиями, Карабас-Барабас мучает кукол, а похождения Колобка кончаются трагической гибел...

Давным-давно дон Корлеоне усвоил истину, что общество то и дело готово оскорбить тебя, и надо мириться с этим, уповая на то, что в свой час настанет пора посчитаться с каждым, пусть даже самым могущественным из обидчиков. Дон владел миллионами, но много ли найдется миллионеров, способных пойти на неудобства для себя, чтобы помочь другому?...

Вито Андолини было двенадцать лет, когда убили его отца, не поладившего с сицилийской мафией. Поскольку мафия охотится и за сыном, Вито отсылают в Америку. Там он меняет фамилию на Корлеоне — по названию деревни, откуда он родом. Юный Вито поступает работать в бакалейную лавку Аббандандо. В восемнадцать лет он женится, и на третий год брака у него появляется сын Сантино, которого все ласково называют Сонни, а затем и другой — Фредерико, Фредди....
Детектив
Современная проза
Поиск по книгам:


Голосование
Голосуем за наиболее понравившееся произведение Марио Пьюзо

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск