Главное меню
Криминальный детектив
Фотогалерея
Марио Пьюзо
(Mario Puzo)
(1920—1999)

200

Кросса. – Он мне велел ничего тебе не говорить, но он напуган. Помоему, он чтото выяснил насчет твоего старика.

        Тут Кросс подарил Данте угрюмый, чуть ли не сердитый взгляд. Потом сказал:

        – Ладно, пошли. – И повел Данте через территорию отеля к виллам.

        Четверо охранников у ворот территории вилл узнали Кросса и жестами показали, что можно проходить.

        Распахнув дверь роскошным жестом, Данте сорвал с головы свою ренессансную шапочку.

        – Только после вас, – с озорной улыбкой промолвил он, от чего лицо его приняло проказливое выражение.

        Кросс вошел.

       

        Шагая к собственной вилле, Джим Лоузи едва сдерживал бушевавшую в душе холодную ярость на охранников Афины, давших ему от ворот поворот. И все же какойто уголок его сознания оценивал ситуацию, подавая сигнал тревоги. С какой стати столько охраны? Впрочем, черт побери, она кинозвезда, а стычка с Бозом Сканнетом должна была напугать ее до чертиков.

        Открыв дверь виллы собственным ключом, он вошел. Внутри царило запустение, все ушли на вечеринку. На подготовку к приему Кросса в запасе больше часа. Джим подошел к своему чемодану и отпер его. Там лежал его «глок» – сверкающий, очищенный от смазки. Джим открыл второй чемодан, где имелся тайник. Внутри лежал полный магазин. Вставив магазин в пистолет, детектив надел подмышечную кобуру и сунул оружие в нее. Все готово. Попутно Джим отметил, что не нервничает, он никогда не нервничал в подобных ситуациях. Именно благодаря этому и стал хорошим легавым.

        Покинув спальню, Лоузи прошел в кухню. В вилле не счесть коридоров. Вытащил из холодильника бутылку импортного пива и поднос с бутербродами. Надкусил один. Черная икра. Джим издал негромкий вздох удовольствия, ему еще ни разу в жизни не доводилось пробовать такой вкуснятины. Вот так и надо жить. Вот так он и будет жить до самой смерти – черная икра, танцовщицы, а может статься, когданибудь и Афина. Надо только сделать сегодняшнюю работу.

        Неся поднос и бутылку, он вернулся в просторную гостиную. К его ужасу, пол и мебель оказались застеленными полиэтиленом, наполнявшим всю комнату призрачными белыми отблесками. И там, в тоже накрытом полиэтиленом кресле, покуривая тонкую сигару, сидел человек с бокалом персикового бренди в руке – Лиа Вацци.

        «Что за хрен собачий?» – подумал Лоузи. Поставив поднос и бутылку на кофейный столик, он сказал Лиа:

        – Я тебя разыскивал.

        Лиа затянулся сигарой и отхлебнул бренди.

        – А теперь ты меня нашел, – он встал. – И можешь дать мне еще одну пощечину.

        Лоузи был слишком опытен, чтобы не всполошиться. Он мгновенно понял, что к чему. Еще до того он ломал голову, почему остальные апартаменты в вилле не заняты, это показалось ему странным. Небрежным жестом Джим расстегнул свой пиджак, ухмыляясь Лиа. «На этот раз пощечиной не кончится», – подумал он. Данте с Кроссом подойдут только через час, за время ожидания можно и поработать. Теперь, с оружием под рукой, он не боялся встречи один на один с Лиа.

        И вдруг в комнату хлынули люди. Они появлялись из кухни, смежного фойе, из комнаты видео телевидения. И все до единого выше и шире в плечах, чем Джим Лоузи. Пистолеты достали только двое.

        – Вам известно, что я фараон? – спросил у них Лоузи.

        – Нам всем это известно, – самым сердечным тоном заверил его Лиа. И подступил поближе. В то же самое время двое вооруженных уткнули свои пистолеты в спину Лоузи.

        Пошарив у Лоузи в пиджаке, Лиа извлек «глок», передал пистолет одному из своих людей и быстро охлопал Лоузи.

        – Ну, – проговорил Лиа, – у тебя всегда была на языке масса вопросов. Вот он я. Спрашивай.

        Лоузи все еще не испытывал настоящего страха. Он только беспокоился, что Данте может сейчас подойти вместе с Кроссом. Он просто не верил, что человек вроде него, ухитрившийся выжить в таком множестве опасных ситуаций, может в конце концов оказаться в безвыходном положении.

        – Я знаю, что это ты решил Сканнета, – заявил Лоузи. – И привлеку тебя за это рано или поздно.

        – Тогда постарайся сделать это пораньше, – отозвался Лиа. – Позже уже не будет. Да, ты прав, и теперь можешь умереть счастливым.

        Лоузи попрежнему не мог поверить, что ктолибо отважится хладнокровно убить полицейского. Разумеется, наркоторговцы ввязываются в перестрелки, и, разумеется, какойнибудь полоумный ниггер способен выпустить в тебя пулю только потому, что ты показал значок полицейского, равно как и удирающие грабители банка, но ни у кого из бандитов не хватит пороху прикончить полицейского. Слишком уж большой поднимется хай.

        Лоузи взмахнул рукой, чтобы толкнуть Лиа и перехватить инициативу. Но внезапно живот ему прошила хлесткая волна огня, и ноги подкосились. Лоузи начал валиться на колени. Чтото массивное ударило его по голове, в заполыхавшем ухе зазвенело так, что оно вдруг оглохло. Преклонив колени на мягкий, как громадная подушка, ковер, детектив поднял голову. Над ним стоял Лиа Вацци, держа в руках тонкий шелковый шнурок.

 

Интересные материалы о писателе


Иерархия, насилие, жестокость и доброта (по книге Марио Пьюзо "Крёстный отец") Художественная литература - это прежде всего отражение жизни. И как в жизни, любое художественное произведение содержит насилие в той или иной форме. "Описаний насилия в литературе, пожалуй, не избежать. Даже в детских книжках на козлика нападают серые волки с весьма плачевными для первого последствиями, Карабас-Барабас мучает кукол, а похождения Колобка кончаются трагической гибел...

Давным-давно дон Корлеоне усвоил истину, что общество то и дело готово оскорбить тебя, и надо мириться с этим, уповая на то, что в свой час настанет пора посчитаться с каждым, пусть даже самым могущественным из обидчиков. Дон владел миллионами, но много ли найдется миллионеров, способных пойти на неудобства для себя, чтобы помочь другому?...

Вито Андолини было двенадцать лет, когда убили его отца, не поладившего с сицилийской мафией. Поскольку мафия охотится и за сыном, Вито отсылают в Америку. Там он меняет фамилию на Корлеоне — по названию деревни, откуда он родом. Юный Вито поступает работать в бакалейную лавку Аббандандо. В восемнадцать лет он женится, и на третий год брака у него появляется сын Сантино, которого все ласково называют Сонни, а затем и другой — Фредерико, Фредди....
Детектив
Современная проза
Поиск по книгам:


Голосование
Голосуем за наиболее понравившееся произведение Марио Пьюзо

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск