Главное меню
Криминальный детектив
Фотогалерея
Марио Пьюзо
(Mario Puzo)
(1920—1999)

201

        Лиа целых два дня потратил на то, чтобы сшить из темнокоричневого брезента два мешка с затягивающимися горловинами. Каждый мешок мог вместить крупное тело. Кровь из такого мешка не вытекает, а затянув горловину, его можно закинуть на плечо, словно армейский рюкзак. Лоузи не заметил двух мешков, лежавших на диване. Теперь солдаты сунули его тело в один из них, а Лиа затянул горловину и прислонил мешок к дивану в вертикальном положении. Приказал своим людям окружить виллу, но не показываться, пока он лично не вызовет их самым недвусмысленным образом. А что надо будет делать после, они знали и так.

       

        Кросс и Данте прошагали от ворот к вилле Данте. Ночной воздух казался тягостным от жара, источаемого землей, не остывшей от солнца пустыни. Оба взмокли. Данте мысленно отметил, что Кросс одет в слаксы, рубашку с открытым воротом и застегнутый на все пуговицы пиджак, а значит, может быть вооружен…

        Семь вилл с зелеными флагами, едва полощущимися на ветру, при свете луны являли собой величественное зрелище. Виллы с изящными балкончиками, зелеными оборчатыми маркизами над окнами и огромными белыми дверями с позолотой казались пришедшими сюда из иной эпохи. Данте придержал Кросса за локоть.

        – Поглядика, разве это не прекрасно? Я слыхал, ты трахаешь эту грандиозную бабу из кино. Поздравляю. Когда устанешь, дай мне знать.

        – Разумеется, – дружелюбно отозвался Кросс. – Ты и твоя шапочка вроде бы понравились ей.

        Сняв шапочку, Данте с энтузиазмом проговорил:

        – Мои шапки нравятся всем и каждому. Она и в самом деле сказала, что я ей понравился?

        – Она тобой очарована, – сухо бросил Кросс.

        – Очарована, – раздумчиво проронил Данте. – Просто класс!

        «Интересно, удалось ли Лоузи затащить Афину в виллу на выпивку?» – промелькнуло у него в голове. Это было бы кстати, как пирожное к чаю. Данте польстило, что ему удалось вывести Кросса из равновесия, он уловил в тоне кузена легкое раздражение.

        Они подошли к двери виллы. Охраны нигде не было видно. Данте нажал на кнопку звонка, подождал, а затем позвонил снова. Не дождавшись отклика, вытащил из кармана свой ключ и отпер дверь. Они вошли в апартаменты Лоузи.

        «Может, Лоузи таки спутался с Афиной», – подумал Данте. Чертовская недисциплинированность во время операции, но на месте Лоузи он и сам бы так поступил.

        Данте повел Кросса в гостиную и изумился, увидев, что стены и мебель покрыты прозрачным полиэтиленом. К дивану в стоячем положении был прислонен огромный коричневый рюкзак, а на диване, под пленкой, лежал такой же пустой рюкзак.

        – Господи Боже, что за черт? – Данте обернулся к Кроссу.

        Кросс держал в руке очень маленький пистолет.

        – Чтобы кровь не запятнала мебель, – пояснил Кросс. – Должен тебе признаться, я никогда не считал твои шапки симпатичными и никогда не верил, что моего отца убил грабитель.

        «Черт возьми, где же Лоузи?» – подумал Данте. Позвал его, мысленно отметив, что такой малокалиберный пистолет не сможет его остановить.

        – Всю свою жизнь ты был Сантадио, – сказал Кросс.

        Данте развернулся боком, чтобы представлять из себя как можно более узкую мишень, и ринулся на Кросса. Его тактика сработала: пуля угодила в плечо, и на долю секунды Данте обрадовался, что победит, но затем пуля взорвалась, отхватив ему полруки. И Данте понял, что надежды нет. И тут же, понастоящему удивив Кросса, здоровой рукой начал срывать полиэтилен с пола. С хлещущей из жил кровью, с листами полиэтилена в руках Данте попытался заковылять прочь от Кросса, заслоняясь пленкой, будто серебристым щитом.

        Кросс сделал шаг вперед. Не спеша выстрелил сквозь пластик, затем еще раз. Пули разорвались, и крохотные обрывки пластика, залитого алым, почти полностью залепили Данте лицо. Кросс выстрелил снова, и левое бедро Данте повисло буквально на ниточке. Данте рухнул на белый ковер, по которому начали расползаться алые кляксы. Опустившись на колени рядом с Данте, Кросс завернул его голову в пленку и выстрелил снова. Ренессансная шапочка, попрежнему сидевшая на макушке Данте, будто взорвалась изнутри, но осталась на своем месте. Кросс увидел, что ее удерживают на волосах какието заколки, но черепа под ней не стало. Она словно зависла над разверстой раной.

        Встав, Кросс убрал пистолет в кобуру, спрятанную сзади за поясом. И в этот момент в комнату вошел Лиа. Они переглянулись.

        – Все, – сказал Лиа. – Помойся в ванной и возвращайся в отель. И избавься от своей одежды. Я возьму пистолет и приберу.

        – А ковры и мебель? – спросил Кросс.

        – Я позабочусь обо всем. Вымойся и ступай на вечеринку.

        Когда Кросс ушел, Лиа закурил сигару, лежавшую на мраморном столике, одновременно высматривая на нем пятна крови. Ни единого, зато диван и пол просто пропитались ею. Ну что ж, ничего не попишешь.

        Он завернул тело Данте в пленку и, прибегнув к помощи двух солдат, затолкал его в пустой брезентовый мешок. Затем собрал всю оставшуюся в комнате пленку и затолкал

 

Интересные материалы о писателе


Иерархия, насилие, жестокость и доброта (по книге Марио Пьюзо "Крёстный отец") Художественная литература - это прежде всего отражение жизни. И как в жизни, любое художественное произведение содержит насилие в той или иной форме. "Описаний насилия в литературе, пожалуй, не избежать. Даже в детских книжках на козлика нападают серые волки с весьма плачевными для первого последствиями, Карабас-Барабас мучает кукол, а похождения Колобка кончаются трагической гибел...

Давным-давно дон Корлеоне усвоил истину, что общество то и дело готово оскорбить тебя, и надо мириться с этим, уповая на то, что в свой час настанет пора посчитаться с каждым, пусть даже самым могущественным из обидчиков. Дон владел миллионами, но много ли найдется миллионеров, способных пойти на неудобства для себя, чтобы помочь другому?...

Вито Андолини было двенадцать лет, когда убили его отца, не поладившего с сицилийской мафией. Поскольку мафия охотится и за сыном, Вито отсылают в Америку. Там он меняет фамилию на Корлеоне — по названию деревни, откуда он родом. Юный Вито поступает работать в бакалейную лавку Аббандандо. В восемнадцать лет он женится, и на третий год брака у него появляется сын Сантино, которого все ласково называют Сонни, а затем и другой — Фредерико, Фредди....
Детектив
Современная проза
Поиск по книгам:


Голосование
Голосуем за наиболее понравившееся произведение Марио Пьюзо

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск