Главное меню
Криминальный детектив
Фотогалерея
Марио Пьюзо
(Mario Puzo)
(1920—1999)

203

подстроено. Мать и отец Иоганны кричмя кричали, что их бедная доченька была изнасилована человеком, который на сорок лет старше ее.

        – Ну, с виду ей ни за что не дашь пятнадцати, – заметил Кросс. – Хотя она смахивала на основательную потаскуху.

        – Разразился бы ужасный скандал. Но добрый старый Скиппи взял командование на себя, на время снял Бентса с крючка. Спас его и от ареста, и от огласки этого дела в прессе. Так что все вроде бы уладилось.

        Кросс улыбался. Очевидно, старина Дэвид Редфеллоу не утратил своих навыков.

        – Это отнюдь не забавно, – с упреком заметила Клавдия. – Бедолага Бобби был кемто подставлен. Девица клялась, что Бобби силком заставил ее заниматься сексом в Вегасе. Отец и мать девицы вопили, что им наплевать на деньги, они хотят только помешать будущим насильникам молодых невинных девушек. Вся студия встала с ног на голову. Дора и Кевин Маррионы были так разобижены, что начали поговаривать о продаже студии. Затем Скиппи снова взял командование в свои руки. Он подписал с девицей контракт на главную роль в низкобюджетном фильме по сценарию ее отца. За очень хорошие деньги. Затем за кучу бабок нанял Бенни Слая срочно переписать сценарий. Кстати, получилось недурно. Бенни – настоящий гений. Все было улажено. А потом окружной прокурор ЛосАнджелеса вдруг начал настаивать на продолжении судебного преследования. И это окружной прокурор, избранный с помощью «ЛоддСтоун», окружной прокурор, которому Элай Маррион оказывал просто королевские почести! Скиппи даже предложил ему работу в юридическом отделе студии за миллион в год на пять лет, но тот отверг предложение. Настаивает на увольнении Бобби Бентса с поста главы студии. Тогда он пойдет на сделку. Никто в толк не возьмет, с чего он так заартачился.

        – Неподкупный выборный чиновник, – развел руками Кросс. – Такое случается.

        И снова подумал о Дэвиде Редфеллоу. Редфеллоу стал бы пылко возражать: дескать, такого животного и на свете нет. И Кросс мысленным взором увидел, как Редфеллоу организовал все это. Наверное, сказал окружному прокурору: «Я даю вам взятку за то, чтобы вы выполнили собственный долг!» Что же до денег, Редфеллоу тут дошел до предела. «Двадцать», – прикинул Кросс. Что такое жалкие двадцать миллионов, черт возьми, когда речь идет о покупке студии за десять миллиардов? И для окружного прокурора ни малейшего риска. Он действует в строжайшем согласии с буквой закона. Воистину элегантный план.

        – Словом, Бентс должен сойти с высот, – продолжала тараторить Клавдия. – А Дора и Кевин с радостью продадут студию за пять зеленых светов на их собственные фильмы и миллиард долларов наличными в их карманы. А потом этот итальянский коротышка появляется в студии, созывает собрание и объявляет, что он новый владелец. И ни с того ни с сего назначает главой студии меня. Скиппи чуть не рехнулся. Теперь я его босс. Ну, не безумие ли?

        Кросс просто забавлялся, наблюдая за сестрой, а затем улыбнулся.

        Внезапно Клавдия подалась назад и поглядел на брата. Ее глаза вдруг потемнели; настолько проницательного и разумного взгляда Кросс еще не встречал. Но Клавдия сказала с добродушной улыбкой:

        – В точности как парни, верно, Кросс? Ну, я прорвалась в точности как ребята. А мне даже не пришлось ни с кем трахаться…

        – В чем дело, Клавдия? – удивился Кросс. – Я думал, ты рада.

        – Я рада, – улыбнулась Клавдия. – Но я не дура. А поскольку ты мой брат и я люблю тебя, хочу, чтоб ты знал, все это меня ничуть не одурачило. – Подойдя к нему, она присела на кушетку рядом. – Я лгала, когда сказала, что приехала на похороны папы только ради тебя. Я приехала, потому что хотела принадлежать к некоему кругу, к которому принадлежишь ты. Я приехала, потому что не могла больше оставаться в стороне. Но мне ненавистно то, что они отстаивают, Кросс. И дон, и остальные.

        – Означает ли это, что ты не хочешь командовать студией?

        – Нет, – расхохоталась Клавдия, – я хочу признать, что я все еще Клерикуцио. И хочу делать хорошие картины и зарабатывать кучу денег. Кино – великий уравнитель, Кросс. Я могу снимать хорошие фильмы о великих женщинах… Давай поглядим, что будет, когда я приложу таланты Семьи во имя добра, а не во имя зла. – Оба рассмеялись. Потом Кросс обнял ее и поцеловал в щеку.

        – Помоему, это великолепно, просто великолепно.

        И он подразумевал не только ее, но и себя. Ибо если дон Клерикуцио сделал ее главой студии, значит, он не связывает исчезновение Данте с Кроссом. План сработал.

        Покончив с обедом, они болтали еще не один час. Когда Клавдия встала, чтобы уйти, Кросс взял из стола кошель с черными фишками.

        – Попытай счастья за столами нашего заведения.

        Дав ему шутливую пощечину, Клавдия отозвалась:

        – Только если ты больше не станешь опекать меня, будто маленькую девочку. В прошлый раз мне хотелось тебя чемнибудь оглоушить.

        Кросс обнял ее, ощутив радость от того, что она так близко. И в приступе минутной слабости признался:

        – Знаешь

 

Интересные материалы о писателе


Иерархия, насилие, жестокость и доброта (по книге Марио Пьюзо "Крёстный отец") Художественная литература - это прежде всего отражение жизни. И как в жизни, любое художественное произведение содержит насилие в той или иной форме. "Описаний насилия в литературе, пожалуй, не избежать. Даже в детских книжках на козлика нападают серые волки с весьма плачевными для первого последствиями, Карабас-Барабас мучает кукол, а похождения Колобка кончаются трагической гибел...

Давным-давно дон Корлеоне усвоил истину, что общество то и дело готово оскорбить тебя, и надо мириться с этим, уповая на то, что в свой час настанет пора посчитаться с каждым, пусть даже самым могущественным из обидчиков. Дон владел миллионами, но много ли найдется миллионеров, способных пойти на неудобства для себя, чтобы помочь другому?...

Вито Андолини было двенадцать лет, когда убили его отца, не поладившего с сицилийской мафией. Поскольку мафия охотится и за сыном, Вито отсылают в Америку. Там он меняет фамилию на Корлеоне — по названию деревни, откуда он родом. Юный Вито поступает работать в бакалейную лавку Аббандандо. В восемнадцать лет он женится, и на третий год брака у него появляется сын Сантино, которого все ласково называют Сонни, а затем и другой — Фредерико, Фредди....
Детектив
Современная проза
Поиск по книгам:


Голосование
Голосуем за наиболее понравившееся произведение Марио Пьюзо

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск