Главное меню
Криминальный детектив
Фотогалерея
Марио Пьюзо
(Mario Puzo)
(1920—1999)

204

ли, я отписал тебе треть своего состояния на случай, если со мной чтонибудь стрясется. А я очень богат. Так что, если захочешь, ты всегда можешь послать студию куда подальше.

        – Кросс, – с сияющими глазами ответила Клавдия, – спасибо за заботу обо мне, но я в любом случае могу послать студию куда подальше и без твоего состояния… – И вдруг она встревожилась. – Чтонибудь стряслось? Ты болен?

        – Нетнет. Я просто хотел, чтобы ты знала.

        – Слава Богу, – выдохнула Клавдия. – Ну, раз уж я вошла, может быть, ты сможешь выйти. В смысле, вырваться из Семьи. Освободиться. Стать свободным.

        – Я свободен, – рассмеялся Кросс. – И очень скоро уеду, чтобы жить с Афиной во Франции.

       

        Под вечер десятого дня в «Занаду» наведался Джорджио Клерикуцио, чтобы встретиться с Кроссом, и у того внезапно засосало под ложечкой – чувство, перерастающее в панику, если не взять его под контроль.

        Своих телохранителей Джорджио оставил на улице в компании охраны отеля. Но Кросс ни на миг не обольщался иллюзиями; его собственные телохранители подчинятся любому приказу Джорджио. А вид Джорджио отнюдь не внушал ему надежды. Джорджио както осунулся и сильно побледнел. Кросс впервые в жизни видел, что Джорджио не вполне уверен в себе.

        – Джорджио, – изобразил Кросс бурную радость, – какой приятный сюрприз! Позвольте мне позвонить, чтобы для вас приготовили виллу.

        – Мы не можем найти Данте, – устало улыбнулся ему Джорджио. Немного помолчал. – Он скрылся из виду, и в последний раз его видели в «Занаду».

        – Господи, это уже серьезно! Но вы же знаете Данте, его не всегда удержишь в узде.

        На сей раз Джорджио даже не взял на себя труд улыбнуться.

        – Он был с Джимом Лоузи, а Лоузи тоже пропал.

        – Забавная парочка, – заметил Кросс. – Меня это удивляло.

        – Они были приятелями. Старику это было не по вкусу, но Данте платил этому типу зарплату.

        – Я помогу всем, чем сумею, – заверил Кросс: – Опрошу весь персонал отеля, но вы же знаете, Данте и Лоузи не были официально зарегистрированы. Мы никогда не регистрируем никого из жильцов вилл.

        – Можешь проделать это, когда вернешься. Дон хочет увидеть тебя лично. Он даже зафрахтовал самолет, чтобы я привез тебя.

        Кросс молчал добрую минуту. И наконец промолвил:

        – Соберу чемодан. Джорджио, это серьезно?

        – Не знаю, – Джорджио посмотрел ему прямо в глаза.

       

        На чартерном рейсе до НьюЙорка Джорджио изучал содержимое «дипломата», битком набитого бумагами. А Кросс не строил никаких догадок, хотя все это дурной знак. В любом случае Джорджио ни за что не сообщит ему никаких сведений.

        Самолет встретили три закрытые машины с шестеркой солдат Клерикуцио. Джорджио сел в одну машину и дал Кроссу знак сесть в другую. Еще одна скверная примета. Уже занимался рассвет, когда машины въехали в охраняемые ворота имения Клерикуцио в Квоге.

        Двери дома охраняли двое часовых. По всей территории расположились солдаты, но ни женщин, ни детей видно не было.

        – Черт возьми, где они все, в Диснейленде? – спросил Кросс у Джорджио, но тот пропустил шутку мимо ушей.

        Первое, что увидел Кросс в гостиной, – кружок из восьми человек, а в центре кружка двое мужчин очень любезно беседовали между собой. Сердце Кросса ушло в пятки. Пити и Лиа Вацци. Наблюдавший за ними Винсент выглядел сердитым.

        Пити и Лиа вроде бы держались на самой короткой ноге. Но Лиа был одет только в брюки и рубашку, без пиджака и галстука. Обычно Лиа одевается очень официально, значит, его обыскали и обезоружили. Он и в самом деле смахивал на жизнерадостную мышку в окружении веселых, злых котов. Лиа печально кивнул Кроссу. Пити даже не посмотрел в его сторону. Но когда Джорджио повел Кросса в покой, Пити встал и последовал за ними, как и Винсент.

        Там их уже дожидался дон Клерикуцио. Сидя в огромном кресле, он покуривай одну из своих кривых сигарок. Подойдя к нему, Винсент вручил дону бокал с вином, взятый со стойки бара. Кроссу не предложили ничего. Пити остался стоять у дверей. Джорджио сел на диван рядом с доном и жестом пригласил Кросса сесть рядом.

        Лицо дона, изможденное годами, не выдавало ни следа эмоций. Кросс поцеловал его в щеку. Дон поглядел на него, и печаль смягчила его черты.

        – Итак, Кроччифисио, все проделано очень искусно. Но теперь ты должен растолковать нам свои основания. Я дед Данте, а моя дочь – его мать. Эти люди были ему дядями. Ты должен отвечать перед всеми нами.

        Кросс старался держать себя в руках.

        – Не понимаю.

        – Данте, – хрипло выговорил Джорджио. – Где он?

        – Боже мой, да откуда мне знать? – с напускным удивлением ответил Кросс. – Он мне не докладывается. Может быть, развлекается в Мексике.

        – Ты не понимаешь, – произнес Джорджио. – Нечего дурака валять. Ты уже признан виновным. Куда ты его сбыл?

        Стоявший у бара Винсент отвернулся, будто был не в силах смотреть Кроссу в лицо. Сзади послышались шаги Пити, подошедшего поближе к дивану.

        – А где

 

Интересные материалы о писателе


Иерархия, насилие, жестокость и доброта (по книге Марио Пьюзо "Крёстный отец") Художественная литература - это прежде всего отражение жизни. И как в жизни, любое художественное произведение содержит насилие в той или иной форме. "Описаний насилия в литературе, пожалуй, не избежать. Даже в детских книжках на козлика нападают серые волки с весьма плачевными для первого последствиями, Карабас-Барабас мучает кукол, а похождения Колобка кончаются трагической гибел...

Давным-давно дон Корлеоне усвоил истину, что общество то и дело готово оскорбить тебя, и надо мириться с этим, уповая на то, что в свой час настанет пора посчитаться с каждым, пусть даже самым могущественным из обидчиков. Дон владел миллионами, но много ли найдется миллионеров, способных пойти на неудобства для себя, чтобы помочь другому?...

Вито Андолини было двенадцать лет, когда убили его отца, не поладившего с сицилийской мафией. Поскольку мафия охотится и за сыном, Вито отсылают в Америку. Там он меняет фамилию на Корлеоне — по названию деревни, откуда он родом. Юный Вито поступает работать в бакалейную лавку Аббандандо. В восемнадцать лет он женится, и на третий год брака у него появляется сын Сантино, которого все ласково называют Сонни, а затем и другой — Фредерико, Фредди....
Детектив
Современная проза
Поиск по книгам:


Голосование
Голосуем за наиболее понравившееся произведение Марио Пьюзо

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск