Главное меню
Криминальный детектив
Фотогалерея
Марио Пьюзо
(Mario Puzo)
(1920—1999)

205

доказательства? – осведомился Кросс. – Кто говорит, что я убил Данте?

        – Я, – прозвучал ответ дона. – Пойми, я провозгласил тебя виновным. А этот приговор обжалованию не подлежит. Я привез тебя сюда, чтобы ты попросил о помиловании, но ты должен оправдать убийство моего внука.

        Услышав этот голос, его сдержанные интонации, Кросс понял, что все кончено и для него, и для Лиа Вацци. Но Вацци уже знает обо всем, это было видно по его глазам.

        Винсент обернулся к Кроссу, и его гранитные черты оттаяли.

        – Скажи моему отцу правду, Кросс, это твой единственный шанс.

        Дон кивнул.

        – Кроччифисио, твой отец был не просто моим племянником, в чьих жилах текла кровь Клерикуцио, как и у тебя. Твой отец был моим доверенным другом. И потому я выслушаю твои основания.

        Кросс собрался с духом.

        – Данте убил моего отца. Я признал его виновным, как вы признали виновным меня. И убил он моего отца ради мести и изза своих амбиций. В душе он был Сантадио.

        Дон не отозвался.

        – Как я мог не отомстить за своего отца? – продолжал Кросс. – Как я мог забыть, что он подарил мне жизнь? И я чересчур уважал Клерикуцио, как и мой отец, чтобы заподозрить, что вы имеете отношение к его убийству. И все же, думаю, вы знали о вине Данте и не шевельнули даже пальцем. Так как же я мог прийти к вам, чтобы просить о восстановлении справедливости?

        – Доказательства, – потребовал Джорджио.

        – Человека, подобного Пиппи Де Лене, невозможно застать врасплох, – заявил Кросс. – А появление Джима Лоузи, с другой стороны, чересчур уж невероятное совпадение. Ни один из присутствующих здесь не верит в совпадения. Всем вам известно, что Данте виновен. Дон, вы же сами рассказывали мне историю Сантадио. Кто знает, что планировал Данте совершить после того, как убьет меня? А он наверняка не сомневался, что должен со мной покончить. Затем со своими дядьями. – Упомянуть самого дона Кросс не осмелился. – Он рассчитывал на вашу любовь, – сказал он дону.

        Дон отложил свою сигарку. Лицо его хранило непроницаемое, чуточку печальное выражение.

        И тут заговорил Пити. Пити был с Данте ближе других.

        – Куда ты девал тело? – снова спросил Пити.

        И Кросс не смог ответить ему, не смог проронить ни слова.

        Последовало долгое молчание. А затем дон наконецто поднял голову, оглядел всех и заговорил:

        – Похороны для молодых – дело пустое, что они свершили, чтобы их поминать? Разве они заслужили великое уважение? У молодежи нет ни сострадания, ни благодарности. А моя дочь и без того сумасшедшая, так к чему же нам множить ее горести, зачеркнув надежды на ее выздоровление? Ей будет сказано, что ее сын бежал, и пройдет не один год, прежде чем она поймет правду.

        И тут все в комнате както расслабились. Пити наконецто вышел вперед и сел на диван рядом с Кроссом. И Винсент, оставшийся за стойкой, поднес бокал бренди к губам жестом, смахивающим на приветственный тост.

        – Но, по справедливости или нет, ты совершил преступление против Семьи, – продолжал дон. – И должен понести наказание. Ты потеряешь деньги, а Лиа Вацци – жизнь.

        – Лиа не имеет к Данте ни малейшего отношения, – возразил Кросс. – К Лоузи – да. Позвольте мне выкупить его. Мне принадлежит половина «Занаду», я передам права на собственность этой половины вам в качестве уплаты за меня и Вацци.

        Дон Клерикуцио поразмыслил над его словами.

        – Ты лоялен, – подытожил он, повернулся к Джорджио, а затем к Винсенту и Пити. – Если вы трое согласны, то согласен и я.

        Те промолчали. Дон вздохнул, будто сожалея о чемто.

        – Отпишешь нам половину своей доли, но ты должен покинуть наш круг. Вацци должен вернуться на Сицилию – либо вместе со своей семьей, либо без оной, как пожелает. Больше я ничего сделать не могу. Вы с Вацци больше никогда не должны беседовать между собой. А еще я в твоем присутствии приказываю моим сыновьям никогда не мстить за смерть племянника. Ты имеешь неделю на улаживание своих дел и подписание необходимых бумаг для Джорджио. – Затем интонации дона смягчились. – Позволь мне заверить тебя, что я не догадывался о планах Данте. А теперь ступай с миром и помни, что я всегда любил твоего отца, как сына.

        Когда Кросс покинул дом, дон Клерикуцио выбрался из кресла, сказав Винсенту:

        – В постель.

        Винсент помог ему подняться по лестнице, потому что ноги уже плохо держали дона. Возраст наконецто начал подтачивать его тело.

       

       

Эпилог Ницца, Франция Квог

       

        В свой последний день в Вегасе Кросс Де Лена сидел на балконе пентхауза, озирая залитый солнцем Стрип. Огромные отели – «КесарсПэлас», «Фламинго», «ДезертИнн», «Мираж» и «Сэндз» – сверкали своими неоновыми вывесками, бросавшими вызов самому солнцу.

        Дон Клерикуцио отдал весьма конкретные указания об условиях изгнания: Кросс больше никогда не должен возвращаться в ЛасВегас. Как счастлив был здесь его отец Пиппи, а Гронвельт и вовсе превратил этот город в собственную Валгаллу, но Кросс никогда

 

Интересные материалы о писателе


Иерархия, насилие, жестокость и доброта (по книге Марио Пьюзо "Крёстный отец") Художественная литература - это прежде всего отражение жизни. И как в жизни, любое художественное произведение содержит насилие в той или иной форме. "Описаний насилия в литературе, пожалуй, не избежать. Даже в детских книжках на козлика нападают серые волки с весьма плачевными для первого последствиями, Карабас-Барабас мучает кукол, а похождения Колобка кончаются трагической гибел...

Давным-давно дон Корлеоне усвоил истину, что общество то и дело готово оскорбить тебя, и надо мириться с этим, уповая на то, что в свой час настанет пора посчитаться с каждым, пусть даже самым могущественным из обидчиков. Дон владел миллионами, но много ли найдется миллионеров, способных пойти на неудобства для себя, чтобы помочь другому?...

Вито Андолини было двенадцать лет, когда убили его отца, не поладившего с сицилийской мафией. Поскольку мафия охотится и за сыном, Вито отсылают в Америку. Там он меняет фамилию на Корлеоне — по названию деревни, откуда он родом. Юный Вито поступает работать в бакалейную лавку Аббандандо. В восемнадцать лет он женится, и на третий год брака у него появляется сын Сантино, которого все ласково называют Сонни, а затем и другой — Фредерико, Фредди....
Детектив
Современная проза
Поиск по книгам:


Голосование
Голосуем за наиболее понравившееся произведение Марио Пьюзо

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск