Главное меню
Криминальный детектив
Фотогалерея
Марио Пьюзо
(Mario Puzo)
(1920—1999)

206

не разделял их чувств. Действительно, он наслаждался удовольствиями Вегаса, но эти удовольствия всегда отдавали для него металлическим привкусом стали.

        Зеленые флаги семи вилл вяло обвисли в недвижном воздухе пустыни, но один из них висел на пепелище – черном скелете, призраке Данте. Но Кросс больше никогда не увидит всего этого. Он любил «Занаду», любил своего отца, Гронвельта и Клавдию. И все же он в какомто смысле предал их. Гронвельта – тем, что изменил отелю; отца – тем, что был несправедлив к Клерикуцио; а Клавдию – тем, что она верит в его невинность. Теперь он освободился от всех. И начнет новую жизнь.

        К чему приведет его любовь к Афине? Его предупреждали об опасности романтической любви и Гронвельт, и отец, и даже старый дон. Любовь – гибельный недостаток для великого человека, которому предстоит править собственным миром. Так почему же он пропустил их советы мимо ушей? Почему он вверил свою участь в руки женщины?

        Все просто: ее облик, звук ее голоса, плавность ее движений, ее радость и печаль – все это приносит ему счастье. В ее присутствии мир для Кросса окрашивается всеми цветами радуги. Еда становится вкусней, солнце теплей, а сладостная жажда близости с ней делает жизнь священной. И когда Кросс спал с Афиной, предрассветные кошмары не тревожили его.

        Прошло уже три недели с той поры, как он в последний раз виделся с Афиной, но голос ее слышал только сегодня утром. Он звонил ей во Францию, чтобы сообщить о своем приезде, и уловил нотки счастья в ее голосе при вести, что он еще жив. Возможно, она любит его. И теперь, меньше чем через двадцать часов, он свидится с ней.

        Кросс верил, что когданибудь Афина полюбит его понастоящему, что она вознаградит его за любовь, что она никогда не будет осуждать его и, словно некий ангел, спасет его от ада.

       

        Афина Аквитана была, пожалуй, единственной женщиной во Франции, при помощи косметики и одежды старавшейся уничтожить собственную красоту. Нельзя сказать, чтобы она хотела выглядеть уродиной, она не мазохистка, но она начала считать свою физическую красоту слишком опасной для собственного внутреннего мира. Власть над другими людьми, приносимая ей красотой, стала претить Афине. Ей стало претить тщеславие, все еще пагубно влияющее на душу. Оно мешало окончательно выйти на ту жизненную стезю, которую Афина избрала для себя раз и навсегда.

        В первый день работы в Институте детейаутистов в Ницце она хотела выглядеть, как дети, ходить, как ходят они. Она чересчур отождествилась с ними. В тот день она расслабила мимические мышцы, отчего лицо ее приобрело бездушную невозмутимость, и нелепо ковыляла бочком, как некоторые из детей с нарушениями двигательных функций.

        – О, очень хорошо, – с сарказмом сказал заметивший это доктор Жерар, – но вы идете не в том направлении. – Затем взял ее руки в ладони и мягко произнес: – Вы не должны отождествлять себя с их несчастьем, вы должны бороться против него.

        Афина устыдилась. Снова ее актерское тщеславие подвело ее. Но забота об этих детях принесла ей душевный покой. Им неважно, что ее французский не идеален, они все равно не улавливают смысла слов.

        Даже огорчительные реалии жизни не обескуражили Афину. Дети порой ведут себя, как вандалы, не признают общепринятых норм. Дерутся между собой и со своими няньками, размазывают свои фекалии по стенам, справляют малую нужду где вздумают. Порой они просто пугают своим неистовством, своим отвращением к окружающему миру. И только по ночам в тесной квартирке, снятой в Ницце, Афина чувствовала свою полнейшую беспомощность, штудируя труды института. Там приводились истории болезни детей, и эти истории повергали ее в ужас. Потом Афина заползала в постель и рыдала. В отличие от историй, прожитых ею в кино, истории болезни невероятно редко кончались счастливо.

        Когда же Кросс позвонил, что приедет повидаться с ней, Афина ощутила, как ее душу захлестнула радость и надежда. Он все еще жив и поможет ей! Затем ее охватила тревога, и Афина решила проконсультироваться с доктором Жераром.

        – Как повашему, что будет лучше всего? – спросила она.

        – Он может весьма помочь Бетани, – ответил доктор Жерар. – Я бы очень хотел увидеть, как девочка будет общаться с ним на протяжении некоторого периода времени. И это может очень благотворно повлиять на вас. Матери не должны становиться мученицами изза детей.

        Афина думала о его словах всю дорогу до аэропорта в Ницце, куда поехала встретить Кросса.

        В аэропорту Кроссу пришлось перейти из самолета в низко подвешенный терминал. Воздух оказался ароматным и свежим, совсем непохожим на обжигающую сернистую жару Вегаса. Вокруг бетонной площадки перед выходом из терминала росло множество роскошных алых и лиловых цветов.

        На площадке его дожидалась Афина, и Кросс подивился ее гениальному умению преображаться. Полностью скрыть свою красоту Афина не могла, но зато сумела замаскировать ее. За темными стеклами очков в позолоченной оправе ее изумруднозеленые

 

Интересные материалы о писателе


Иерархия, насилие, жестокость и доброта (по книге Марио Пьюзо "Крёстный отец") Художественная литература - это прежде всего отражение жизни. И как в жизни, любое художественное произведение содержит насилие в той или иной форме. "Описаний насилия в литературе, пожалуй, не избежать. Даже в детских книжках на козлика нападают серые волки с весьма плачевными для первого последствиями, Карабас-Барабас мучает кукол, а похождения Колобка кончаются трагической гибел...

Давным-давно дон Корлеоне усвоил истину, что общество то и дело готово оскорбить тебя, и надо мириться с этим, уповая на то, что в свой час настанет пора посчитаться с каждым, пусть даже самым могущественным из обидчиков. Дон владел миллионами, но много ли найдется миллионеров, способных пойти на неудобства для себя, чтобы помочь другому?...

Вито Андолини было двенадцать лет, когда убили его отца, не поладившего с сицилийской мафией. Поскольку мафия охотится и за сыном, Вито отсылают в Америку. Там он меняет фамилию на Корлеоне — по названию деревни, откуда он родом. Юный Вито поступает работать в бакалейную лавку Аббандандо. В восемнадцать лет он женится, и на третий год брака у него появляется сын Сантино, которого все ласково называют Сонни, а затем и другой — Фредерико, Фредди....
Детектив
Современная проза
Поиск по книгам:


Голосование
Голосуем за наиболее понравившееся произведение Марио Пьюзо

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск