Главное меню
Криминальный детектив
Фотогалерея
Марио Пьюзо
(Mario Puzo)
(1920—1999)

92

всяких ненужных разговоров со стороны его аппарата. Кристиан Кли появлялся и исчезал, выполняя какието таинственные поручения.

        Сенатор Томас Ламбертино и конгрессмен Альфред Джинц всю среду непрерывно совещались со своими коллегами из сената и палаты представителей по поводу импичмента президенту. Сократов клуб вызвал всех своих экспертов. Серьезное толкование конституции порождало некоторые сомнения в отношении того, может ли конгресс объявить себя решающим органом, но ситуация оправдывала жесткие действия. Ультиматум Кеннеди Шерабену совершенно очевидно основывался на личных эмоциях, а не на интересах государства.

        К концу среды коалиция сложилась. Обе палаты, в которых с трудом удалось набрать требуемые две трети голосов, должны были собраться вечером в четверг, за несколько часов до истечения срока, назначенного Кеннеди для разрушения города Дак.

        Ламбертино и Джинц держали Оддблада Грея в курсе их действий в надежде, что он сумеет убедить Фрэнсиса Кеннеди отказаться от ультиматума Шерабену. Оддблад Грей сказал им, что президент не пойдет на это. Об этих разговорах он проинформировал Кеннеди.

        – Отто, – сказал Фрэнсис Кеннеди, – я думаю, сегодня поздно вечером мы поужинаем с Крисом и Дэйзи. Условимся на одиннадцать часов. И не планируйте сразу после этого поехать домой.

        Президент и его штаб ужинали в Желтой зале, которую так любил Кеннеди, хотя это создавало дополнительные трудности для кухни и официантов. Как всегда, Кеннеди подали самую простую еду – небольшой кусок мяса, поджаренного на гриле, салат из помидор, а также кофе со сливками и фруктовым тортом. Кристиану и остальным предложили рыбу, к которой они едва притронулись.

        Кеннеди держался совершенно раскованно, остальные чувствовали себя неуютно. У них, как и у Кеннеди, на рукавах пиджаков были черные траурные повязки. В Белом доме все, включая прислугу, надели такие же черные повязки. Кристиану это казалось старомодным, но он знал, что это Юджин Дэйзи отдал такое распоряжение.

        Кристиан рассказал вкратце об угрозе взрыва атомной бомбы и проинформировал собравшихся, что эти схваченные двое парней по совету их адвоката, отказываются говорить.

        – Ядерная бомба, установленная в НьюЙорке? – спросил Юджин Дэйзи.

        – Я думаю, – высказал предположение Кристиан, – что вероятность этого равна десяти процентам.

        Он– то полагал, что такая вероятность составляет более девяноста процентов, но не хотел говорить им об этом.

        – И что ты предпринимаешь? – поинтересовался Дэйзи.

        – Мы разослали розыскные группы, – сказал Кристиан. – Но здесь есть фактор времени, – он обратился к Кеннеди. – Мне нужна твоя подпись, чтобы задействовать команду медицинского расследования.

        Он пояснил секретный параграф в законе об атомной безопасности.

        – Нет, – отрезал Фрэнсис Кеннеди.

        Все удивились отказу президента.

        – Мы не можем надеяться на случай, – сказал Дэйзи. – Подпишите приказ.

        Кеннеди улыбнулся.

        – Вторжение в мозг человека правительственными чиновниками – дело очень опасное, – после паузы он добавил. – Мы не можем жертвовать правами личности только на основании подозрений. Особенно в отношении двух таких потенциально ценных граждан страны, как эти двое молодых людей. Так что, Крис, обращайся ко мне, когда у тебя будет больше доказательств. – Он обернулся к Оддбладу Грею. – Отто, проинформируйте Кристиана и Дэйзи насчет конгресса.

        – Их план такой, – начал Грей. – Они уже знают, что вицепрезидент не подпишет декларацию о вашем импичменте на основании Двадцать пятой поправки. Однако ее подписало достаточное количество членов кабинета, которые уполномочат конгресс определить вашу способность осуществлять властные функции. В конце дня в четверг они будут голосовать за импичмент, чтобы отстранить вас от переговоров об освобождении заложников. Их аргумент заключается в том, что вы находитесь в состоянии стресса изза убийства вашей дочери. Когда вас отстранят, министр обороны отменит ваш приказ о бомбардировке Дака. Они рассчитывают, что Берт Оудик убедит султана освободить заложников в течение тридцати дней. Султан почти наверняка согласится.

        Кеннеди обратился к Дэйзи:

        – Отдай распоряжение, что ни один член кабинета не должен вступать в контакт с Шерабеном. Это будет рассматриваться как измена.

   

 

Интересные материалы о писателе


Иерархия, насилие, жестокость и доброта (по книге Марио Пьюзо "Крёстный отец") Художественная литература - это прежде всего отражение жизни. И как в жизни, любое художественное произведение содержит насилие в той или иной форме. "Описаний насилия в литературе, пожалуй, не избежать. Даже в детских книжках на козлика нападают серые волки с весьма плачевными для первого последствиями, Карабас-Барабас мучает кукол, а похождения Колобка кончаются трагической гибел...

Давным-давно дон Корлеоне усвоил истину, что общество то и дело готово оскорбить тебя, и надо мириться с этим, уповая на то, что в свой час настанет пора посчитаться с каждым, пусть даже самым могущественным из обидчиков. Дон владел миллионами, но много ли найдется миллионеров, способных пойти на неудобства для себя, чтобы помочь другому?...

Вито Андолини было двенадцать лет, когда убили его отца, не поладившего с сицилийской мафией. Поскольку мафия охотится и за сыном, Вито отсылают в Америку. Там он меняет фамилию на Корлеоне — по названию деревни, откуда он родом. Юный Вито поступает работать в бакалейную лавку Аббандандо. В восемнадцать лет он женится, и на третий год брака у него появляется сын Сантино, которого все ласково называют Сонни, а затем и другой — Фредерико, Фредди....
Детектив
Современная проза
Поиск по книгам:


Голосование
Голосуем за наиболее понравившееся произведение Марио Пьюзо

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск