Главное меню
Криминальный детектив
Фотогалерея
Марио Пьюзо
(Mario Puzo)
(1920—1999)

93

  – При том, что большинство членов кабинета против вас, – мягко заметил Дэйзи, – нет уверенности, что ваши приказы будут выполняться. В настоящий момент вы практически лишены власти.

        Кеннеди обернулся к Кристиану Кли:

        – Крис, им ведь требуется две трети голосов, чтобы отстранить меня с моего поста?

        – Да, – отозвался Кристиан, – но без подписи вицепрезидента это совершенно незаконно.

        Кеннеди посмотрел ему прямо в глаза.

        – Ты ничего не можешь сделать?

        В этот момент мысли Кристиана Кли совершили новый скачок. Фрэнсис думает, что я могу чтото сделать, но что?

        – Мы можем, – запустил он пробный шар, – собрать Верховный суд и заявить, что конгресс нарушает конституцию. Двадцать пятая поправка сформирована несколько туманно. Или мы можем утверждать, что конгресс действует вопреки духу поправки, выдвигая себя в качестве расследующего органа, после того как вицепрезидент отказалась подписать. Я могу связаться с Верховным судом, и они приступят к работе сразу после голосования в сенате.

        Он уловил выражение разочарования в глазах Кеннеди и стал яростно подстегивать свой ум, чувствуя, что упустил чтото.

        – Конгресс собирается ставить под вопрос ваши умственные способности, – с тревогой заметил Оддблад Грей. – Они хотят напомнить о той неделе, когда вы исчезали накануне вашего вступления в должность президента.

        – Это никого не касается, – отрезал Кеннеди.

        Кристиан понял, что все ждут его слова. Они знали, что он был с президентом в ту таинственную неделю.

        – То, что происходило в ту неделю, – смягчил он ответ президента, – нас не погубит.

        – Юдж, – сказал Кеннеди, – приготовь документы об отставке всего кабинета, за исключением Теодора Тэппи. И сделай это как можно скорее, я тут же подпишу. И пусть пресссекретарь передаст это средствам массовой информации до того, как соберется конгресс.

        Дэйзи сделал пометку у себя в блокноте и спросил:

        – А как быть с председателем комитета начальников штабов? Его тоже уволить?

        – Нет, – произнес Кеннеди, – в основном он с нами, и все выступили против него. Конгресс не мог бы пойти на это, если бы не мерзавцы из Сократова клуба.

        – Я держу под контролем следствие по делу этих двух молодых людей, – заметил Кристиан Кли. – Они предпочитают молчать. Если адвокат добьется своего, то их завтра выпустят под залог.

        – В Законе об атомной безопасности, – резко сказал Дэйзи, – есть пункт, позволяющий держать их в заключении. Этот пункт приостанавливает действие Habeas corpus [Habeas corpus(лат.)  – начальные слова закона о неприкосновенности личности, принятого англ. парламентом в 1679 г.] и защиту гражданских прав. Ты должен знать это, Кристиан.

        – У меня вопрос, – отозвался Кристиан. – Какой смысл задерживать их, если Фрэнсис не подпишет приказ о медицинском допросе? Их адвокат настаивает на освобождении под залог, и для отказа ему мы все равно должны иметь подпись президента, чтобы приостановить в данном случае действие Habeas corpus. Фрэнсис, ты согласен подписать приказ о приостановлении действия Habeas corpus?

        – Нет, – улыбнулся Кеннеди. – Конгресс использует это против меня.

        Теперь Кристиан вдруг все понял и на какоето мгновение почувствовал себя нехорошо, во рту появилась горечь. Но это прошло, теперь он знал, чего хочет он него Кеннеди, и знал, что должен делать.

        Кеннеди допивал кофе, они закончили с едой, хотя никто не мог проглотить больше нескольких кусочков.

        – Давайте обсудим реальное положение. Я все еще остаюсь президентом в ближайшие сорок восемь часов?

        – Отмените приказ о бомбардировке Дака, – посоветовал Оддблад Грей, – передайте полномочия вести переговоры специальной команде, и конгресс не будет предпринимать никаких шагов к вашему отстранению.

        – Кто предложил вам такую сделку? – спросил Кеннеди.

        – Сенатор Ламбертино и конгрессмен Джинц, – ответил Отто Грей. – Ламбертино понастоящему хороший мужик, да и Джинц весьма ответственный человек в подобных политических делах. Они нас не обманут.

        – Хорошо, значит, помимо обращения в Верховный суд есть и такая возможность, – сказал Кеннеди. – Что еще?

        – Выступить завтра по телевидению до того, как соберется конгресс, и обратиться к народу, – предложил Юджин Дэйзи. – Народ будет за вас, а это может остановить конгресс.

 

Интересные материалы о писателе


Иерархия, насилие, жестокость и доброта (по книге Марио Пьюзо "Крёстный отец") Художественная литература - это прежде всего отражение жизни. И как в жизни, любое художественное произведение содержит насилие в той или иной форме. "Описаний насилия в литературе, пожалуй, не избежать. Даже в детских книжках на козлика нападают серые волки с весьма плачевными для первого последствиями, Карабас-Барабас мучает кукол, а похождения Колобка кончаются трагической гибел...

Давным-давно дон Корлеоне усвоил истину, что общество то и дело готово оскорбить тебя, и надо мириться с этим, уповая на то, что в свой час настанет пора посчитаться с каждым, пусть даже самым могущественным из обидчиков. Дон владел миллионами, но много ли найдется миллионеров, способных пойти на неудобства для себя, чтобы помочь другому?...

Вито Андолини было двенадцать лет, когда убили его отца, не поладившего с сицилийской мафией. Поскольку мафия охотится и за сыном, Вито отсылают в Америку. Там он меняет фамилию на Корлеоне — по названию деревни, откуда он родом. Юный Вито поступает работать в бакалейную лавку Аббандандо. В восемнадцать лет он женится, и на третий год брака у него появляется сын Сантино, которого все ласково называют Сонни, а затем и другой — Фредерико, Фредди....
Детектив
Современная проза
Поиск по книгам:


Голосование
Голосуем за наиболее понравившееся произведение Марио Пьюзо

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск