Главное меню
Криминальный детектив
Фотогалерея
Марио Пьюзо
(Mario Puzo)
(1920—1999)

11

на Калли. Калли отошел, не говоря больше ни слова. Джордан снял колоду. Теперь все подошли к краю стола. Игроки, стоявшие вне ограды, увидев новую партию, попытались войти и были остановлены охранником. Они начали протестовать. Но внезапно все замолкли и столпились вокруг решетки. Крупье открыл первую карту, поднятую из колоды. Это была семерка. Он достал из колоды семь карт и спрятал их в прорези коробки. Затем толкнул колоду через стол к Джордану. Тот сел на свой стул. Внезапно Гроунвельт заговорил:

        – Только одна сдача, – сказал он.

        Крупье протянул руку и осторожно проговорил:

        – Мистер Дж., вы ставите на Игрока, вы поняли? Моя рука будет рукой, на которую вы ставите. Ваша рука будет рукой Банкомета, против которой вы ставите.

        – Я понимаю, – улыбнулся Джордан.

        Крупье поколебался и сказал:

        – Если вы предпочитаете, я могу сдавать.

        – Нет, – ответил Джордан. – Все в порядке. – Он был действительно возбужден. Не только изза денег, но изза энергии, вытекавшей из него и влившейся в людей и в казино.

        Крупье сказал, подняв ладонь:

        – Одну карту мне, одну карту себе. Потом одну карту мне и одну карту себе. Пожалуйста. – Он сделал драматическую паузу, протянул ближайшую к Джордану руку и сказал: – Карта Игроку.

        Джордан быстро и без усилий извлекал карты с синей рубашкой из прорези коробки. Его руки, опять необычайно грациозные, не дрожали. Они прошли точное расстояние по зеленому фетру до ожидавших рук крупье, который быстро перевернул карты, а затем зачарованно застыл перед непобедимой девяткой. Джордан не мог проиграть. Калли взревел за его спиной:

        – Натуральная девятка.

        Джордан впервые взглянул в своих карты перед тем, как перевернуть их. Он на самом деле играл за Гроунвельта и потому надеялся на проигрышную комбинацию. Теперь он улыбнулся и перевернул свои карты Банкомета.

        – Натуральная девятка, – сказал он. – Так оно и было. Ставка осталась замороженной. Ничья.

        Джордан засмеялся.

        – Мне чересчур везет, – сказал он.

        Джордан взглянул на Гроунвельта.

        – Снова? – спросил он.

        Гроунвельт помотал головой.

        – Нет, – сказал он. Потом обратился к крупье и боссу зала, и к охранникам.

        – Закрывайте стол. – Гроунвельт вышел изза ограды. Игра пришлась ему по душе, но опыта у него было достаточно, чтобы не подводить жизнь к опасному пределу. Одно потрясение за раз. Завтра ему придется объясняться в Комиссии по Играм. И на следующий день надо будет совершить длинную прогулку с Калли. Возможно, он ошибался насчет Калли.

        Калли, Мерлин и Диана окружили, как телохранители, Джордана и вывели его изза ограды. Калли взял желтый чек с зубчатыми краями с зеленого фетрового стола и поместил его в левый нагрудный карман Джордана, а затем застегнул его для сохранности. Джордан смеялся от восторга. Он посмотрел на часы. Было четыре часа. Ночь почти кончилась. – Давайте выпьем кофе и позавтракаем, – предложил он и повел всех в кафе с желтыми кабинками, обитыми портьерами.

        Когда они уселись, Калли сказал:

        – Итак, он приблизился к четыремстам тысячам. Мы должны увести его отсюда.

        – Джорди, ты должен уехать из Вегаса. Ты богат. Ты можешь делать все, что хочешь. – Джордан заметил, что Мерлин пристально смотрел на него. Проклятие, это начинало раздражать.

        Диана тронула Джордана за руку и попросила:

        – Не играй больше. Пожалуйста. – Ее глаза сияли. Внезапно Джордан понял, что они ведут себя, как будто он сбежал или освободился из какойто ссылки, почувствовав, что они рады за него, и в знак благодарности оказал:

        – Поз вольте мне теперь поставить на вас, ребята, и на тебя тоже, Диана. Двадцать тысяч на каждого.

        Все были слегка ошеломлены. Потом Мерлин сказал:

        – Я возьму деньги, когда ты сядешь в самолет из Вегаса.

        Диана сказала:

        – Это дело, ты должен сесть на самолет, ты должен уехать отсюда. Правильно, Калли?

        Калли не проявлял такого энтузиазма. Что плохого, если взять двадцать тысяч сейчас, а потом посадить его на самолет? Игра была закончена. Они не могли его сглазить. Но Калли чувствовал себя виноватым и не мог сказать, что думает. И он понимал, что это будет, вероятно, последним романтическим жестом в его жизни. Разве они не знали, что Джордан – безумец? Что он мог ускользнуть от них и потерять все состояние?

        Калли предложил:

        – Послушайте, мы должны держать его подальше от столов. Мы должны охранять его и держать на привязи, пока завтра не полетит самолет в ЛосАнджелес.

        Джордан потряс головой.

        – Я не поеду в ЛосАнджелес. Мне надо дальше. В любое место в мире. – Он улыбнулся им. – Я никогда не был за пределами Соединенных Штатов.

        – Нам нужна карта, – сказала Диана. – Я позову метрдотеля. Он может достать нам карту мира. Метрдотели могут все. – Она взяла телефон и позвонила. Метрдотель однажды за десять минут организовал

 

Интересные материалы о писателе


Иерархия, насилие, жестокость и доброта (по книге Марио Пьюзо "Крёстный отец") Художественная литература - это прежде всего отражение жизни. И как в жизни, любое художественное произведение содержит насилие в той или иной форме. "Описаний насилия в литературе, пожалуй, не избежать. Даже в детских книжках на козлика нападают серые волки с весьма плачевными для первого последствиями, Карабас-Барабас мучает кукол, а похождения Колобка кончаются трагической гибел...

Давным-давно дон Корлеоне усвоил истину, что общество то и дело готово оскорбить тебя, и надо мириться с этим, уповая на то, что в свой час настанет пора посчитаться с каждым, пусть даже самым могущественным из обидчиков. Дон владел миллионами, но много ли найдется миллионеров, способных пойти на неудобства для себя, чтобы помочь другому?...

Вито Андолини было двенадцать лет, когда убили его отца, не поладившего с сицилийской мафией. Поскольку мафия охотится и за сыном, Вито отсылают в Америку. Там он меняет фамилию на Корлеоне — по названию деревни, откуда он родом. Юный Вито поступает работать в бакалейную лавку Аббандандо. В восемнадцать лет он женится, и на третий год брака у него появляется сын Сантино, которого все ласково называют Сонни, а затем и другой — Фредерико, Фредди....
Детектив
Современная проза
Поиск по книгам:


Голосование
Голосуем за наиболее понравившееся произведение Марио Пьюзо

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск