Главное меню
Криминальный детектив
Фотогалерея
Марио Пьюзо
(Mario Puzo)
(1920—1999)

34

сказал почти ласково:

        – Он тебе нравился. Он тебе действительно нравился, и Джордану и тебе не следовало идти с ними против меня.

        Калли внезапно согнулся. Он смотрел на сотни томов книг, окружавших комнату.

        – Да, они мне нравились. Мальчик написал книгу, но заработал на ней немного. Нельзя прожить жизнь так, чтобы никто не нравился. Они были приятными парнями. В них не было мошеннической жилки. Им можно было доверять. Они не пытались меня обойти. Я рассудил, что это будет для меня новым опытом.

        Гроунвельт рассмеялся. Он ценил юмор. И был заинтересован. Хотя очень немногие это знали, Гроунвельт был хорошо начитан. Сам он считал это позорным пороком. “Как зовут Мальчика? – Он спросил как бы между делом, но был заинтересован понастоящему. – Как называется книга?”

        – Его зовут Джон Мерлин, – сказал Калли. – Насчет книги не знаю.

        Гроунвельт сказал:

        – Я ничего о нем не слышал. Забавное имя. – Он на мгновение задумался. – Это его настоящее имя?

        – Да, – сказал Калли. Наступила долгая пауза. Гроунвельт как будто размышлял о чемто, а потом вздохнул и сказал Калли:

        – Я намерен изменить твою жизнь. Если ты сделаешь то, что я скажу, и будешь держать язык за зубами, у тебя будет хорошая возможность заработать большие деньги и стать в этом отеле администратором. Ты мне нравишься, и я играю на тебя. Но помни, если ты проведешь меня, у тебя будут большие неприятности.

        Я говорю – большие неприятности. Ты представляешь, о чем я говорю?

        – Да, – сказал Калли. – Меня это не пугает. Вы знаете, что я нечист на руку. Но на меня можно положиться, если это требуется.

        Гроунвельт кивнул.

        – Самое главное – держать язык за зубами. – Говоря это, он вспомнил о начале вечера, проведенном в обществе девушки из кордебалета. Язык за зубами. Кажется, это единственное, что поддерживало его в эти дни. На мгновение он почувствовал усталость, упадок сил, что в последний год, кажется повторялось чаще. Но он знал, что просто ходя туда сюда, не восстановится. Как некий мифический великан, он черпал силу, если врастал в животворную почву казино. Он заряжался от всех людей, работавших на него, от всех людей, которых знал, богатых и знаменитых, и обладавших властью, изнывавших за его костями и картами, бичуя себя за зелеными фетровыми столами. Но он молчал слишком долго и видел, что Калли пристально наблюдал за ним с любопытством и раздумьем. Он показывал новому наемнику свою слабость.

        – Язык за зубами, – повторил Гроунвельт. – И ты должен забросить свои дешевые мошенничества, особенно со шлюхами. Что с того, что они требуют подарков? Что с того, что они сдерут с тебя здесь сотню, здесь тысячу? Помни, что им надо платить. Тебе оказывают услугу. Ты не должен ничего брать от женщины. Ничего. Рассчитывайся со шлюхами, если ты не сводник и не болван. Запомни это. Давай им сотенную.

        – Сто долларов? – обиженно спросил Калли. – А нельзя ли пятьдесят? Я же не владелец казино.

        Гроунвельт слегка улыбнулся.

        – Думай сам. Но если она чтото из себя представляет, давай сотенную.

        Калли кивнул и ждал. Пока все было ерундой. Гроунвельт должен был подойти к сути. Что он и сделал.

        – Сейчас самая моя большая проблема, – продолжал Гроунвельт, – это налоги. Ты знаешь, что обогатиться можно только в темноте. Некоторые из владельцев отелей просиживают со своими сотрудниками в бухгалтерии, подправляя счета. Болваны. Когданибудь федеральные власти выловят их. Ктонибудь чтонибудь скажет, и они начинают горячиться. Сильно горячиться. Чего я не люблю, так это горячиться. Но настоящие деньги таятся именно в счетах. И здесь ты должен помочь.

        – Я буду работать в бухгалтерии? – спросил Калли.

        Гроунвельт нетерпеливо помотал головой.

        – Ты будешь на сделках, – сказал он. – По крайней мере, некоторое время. И если ты себя проявишь, то поднимешься до моего личного помощника. Я обещаю. Но ты должен доказывать мне свою способность. Все время. Ты уловил, о чем я говорю?

        – Конечно, – сказал Калли. – Есть риск?

        – Только от тебя самого, – отвечал Гроунвельт. И внезапно он уставился на Калли спокойно и внимательно, как будто хотел без слов чтото донести. Калли смотрел ему в глаза, и лицо Гроунвельта искривилось гримасой усталости и брезгливости, и внезапно Калли понял. Если он докажет свою способность, но если он провалится, то получит возможность быть похороненным в пустыне. Он знал, что это расстраивало Гроунвельта, и почувствовал странную связь с этим человеком. Ему захотелось убедить его.

        – Не беспокойтесь, мистер Гроунвельт, – сказал он. – Яне провалюсь. Я ценю, что вы делаете для меня. Я не подведу вас.

        Гроунвельт медленно кивнул. Он отвернулся от Калли и стал смотреть в окно на пустыню и горы.

        – Слова ничего не значат, – наконец проговорил он. – Я рассчитываю на то, что ты справишься. Приходи завтра в полдень,

 

Интересные материалы о писателе


Иерархия, насилие, жестокость и доброта (по книге Марио Пьюзо "Крёстный отец") Художественная литература - это прежде всего отражение жизни. И как в жизни, любое художественное произведение содержит насилие в той или иной форме. "Описаний насилия в литературе, пожалуй, не избежать. Даже в детских книжках на козлика нападают серые волки с весьма плачевными для первого последствиями, Карабас-Барабас мучает кукол, а похождения Колобка кончаются трагической гибел...

Давным-давно дон Корлеоне усвоил истину, что общество то и дело готово оскорбить тебя, и надо мириться с этим, уповая на то, что в свой час настанет пора посчитаться с каждым, пусть даже самым могущественным из обидчиков. Дон владел миллионами, но много ли найдется миллионеров, способных пойти на неудобства для себя, чтобы помочь другому?...

Вито Андолини было двенадцать лет, когда убили его отца, не поладившего с сицилийской мафией. Поскольку мафия охотится и за сыном, Вито отсылают в Америку. Там он меняет фамилию на Корлеоне — по названию деревни, откуда он родом. Юный Вито поступает работать в бакалейную лавку Аббандандо. В восемнадцать лет он женится, и на третий год брака у него появляется сын Сантино, которого все ласково называют Сонни, а затем и другой — Фредерико, Фредди....
Детектив
Современная проза
Поиск по книгам:


Голосование
Голосуем за наиболее понравившееся произведение Марио Пьюзо

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск